Классика /Мой опекун
Глава 1
Если кто-то скажет вам, что путешествие по Франции в разгар лета сулит удовольствие – не верьте! Карета, запряженная четверкой гнедых, трясет меня по ухабам и кочкам вот уже третий день. Жара диктует свои правила – проехать как можно больше, смена лошадей и безумная скачка в тряской карете. Открыть окно невозможно, пыль из-под копыт взмыленной четверки летит прямо в лицо. Что говорить, мое темно-коричневое платье послушницы стало пепельно-серым за время этой безумной гонки из предместья Парижа в Кале. Молю всех святых, что бы по прибытии мне предоставили, наконец, горячую ванну и смену одежды!
Как невинно все началось! Сестра Катарина, моя наставница на время пребывания в монастыре, вызвала меня в неурочный час, дабы огласить письмо от моего опекуна. Мой отец, граф С. скончался несколько лет тому назад, мать, не помня себя от горя, переложила ответственность за воспитание единственной дочери на опекуна – нашего дальнего родственника по отцовской линии. И вот теперь, когда мне только исполнилось пятнадцать, мой опекун призывает меня немедленно прибыть в Англию, дабы вовремя представить меня Ее Королевскому Величеству и обеспечить мое безбедное дальнейшее существование через выгодный брак.
На ответное письмо сестры Катарины, в котором она известила моего опекуна о моем горячем желании отречься от мира и принять постриг, мой бездушный опекун, через своего секретаря, ответил, что ждет моего немедленного прибытия в Озерный Край, не позднее указанной даты. Ни мои слезы, ни жаркие уговоры не тронули мою суровую наставницу. Секретарь моего опекуна, нового графа С., уже ожидал в приемной и настаивал на скорейшем отъезде.
Как мне было не покориться? Последняя моя надежда - по прибытии в Англию броситься к ногам моей матушки (впрочем, она давно уже отучила меня называть ее матушкой, только графиней либо сударыней). По словам сестры Катарины, моя мать остается все еще молодой и привлекательной женщиной, и, не смотря на вдовство, пользуется бешеным успехом у придворных хлыщей, поэтому взрослая и красивая дочь может составить ей конкуренцию.
Не верю этому ни на грош, ведь моя обожаемая матушка регулярно, раз в год, приезжала проведать любимую дочку, рассказывая о скучнейшей жизни вдали от светских развлечений, о полной изоляции от общества и скучнейших обязанностях хозяйки обширного имения. Судя по ее словам, Озерный Край – это невообразимая глушь, туда представители высшего общества приезжают раз в год, не более, все остальное время это обычный сельский уголок, где самым главным событием является рождественская вечеринка, с танцами под аккомпанемент главной (и единственной) органистки местной приходской церкви мисс Тауффетер.
С последней надеждой я бросилась к ногам секретаря, с просьбой не отлучать меня от привычного образа жизни, и не препятствовать моему желанию принять постриг! Все бесполезно, у него четкие и недвусмысленные указания срочно привезти меня в Париж, затем Кале, Дувр, Лондон и, наконец, Озерный Край. Кстати, секретарь очень настаивал на том, что я должна называть его Энди (по-французски – Андре, но он почти не говорит на этом языке, а его фамилию я до сих пор не могу произнести - что-то вроде Солджерсс, до сих пор мучаюсь вопросом – кто он по национальности?). Все бесполезно, мои мольбы, уговоры – мы наконец приехали.
Жесткое одеяние послушницы насквозь пропиталось солью и потом, волосы превратились в спутанный комок неопределенного цвета, мое платье послушницы потеряло всяческий облик и больше похоже на платье поденщищы. И в таком виде я должна предстать перед графиней? Секретарь (он же Энди) заверил меня, что меня ждут сразу по прибытии. Я дрожью в ногах приблизилась к парадному входу, замерла на мгновенье, и все же стукнула жутким подобием горгульи над входной дверью. Жуткий звук, пронесшийся над всей округой, я не в силах описать! Вслед за этим жутким звуком раздался неимоверный скрип, за ним звон ржавых цепей и Голос «Вам назначено? Прошу оставить Ваши карточки!»
Оцепенение продолжалось недолго, замечательный секретарь просунулся в едва открывшуюся дверь и что-то прошептал дворецкому. Двери распахнулись, и я оказалась в подобие дворцового холла. В лучах заходящего солнца я видела запыленные доспехи, чудесный резной столик с подставкой для визитных карточек, пару кушеток, на которые впрочем, мне никогда не захотелось бы присесть. Везде лежала печать запустения. Голос из-за плеча подтолкнул меня к лестнице, которую я никогда бы не увидела, если бы меня не подталкивал дворецкий. Пушистый ковер, начищенные медные прутья, перила сверкающие и отполированные многочисленными прикосновениями совершенно не вязались с запустением в холле. Этаж, на который мы поднялись, превосходил все мои ожидания – он был чистый и светлый. Мягкий ковер, свет исходящий кажется из множества окон, голубые двери и позолота везде, где только можно. Я не услышала, как растворились створки двери где-то впереди меня и глубокий, чарующий голос произнес:
-Графиня, Ваша дочь!
-Входи, Джайлс, и пусть заходит девушка.
То, что я увидела, шокировало меня. Графиня, удобно развалившись в кресле, ласково поглаживала буйную шевелюру молодого лакея. Он, удобно расположившись у ее ног (точнее между ними) громко чавкал.
-Моя дорогая! Не обращай внимания, просто утренняя процедура. Как ты добралась? Выглядишь отлично, на все свои двенадцать.
-Мадам, вы ошиблись на несколько лет, впрочем, неудивительно, ведь в последний раз вы навестили меня почти три года назад.
-Боже, как летит время, я совсем не замечаю его течения! Но, впрочем, о чем это я? Джайлс, вызови горничную для мисс Хелен, и конечно пару лакеев с ванной, и обязательно проследи за всем сам. Дорогая, увидимся за обедом.
Следуя по коридору за Джайлсом, я раздумывала – как можно встретить дочь в прозрачном пеньюаре, через который видно абсолютно все тело, просвечивающие соски, и в дополнение ко всему – лакей между ног?
Моя комната превосходила все ожидания – светлая, позолота и голубые тона преобладали над темно-коричневым, огромная кровать цвета спелой вишни занимала добрую половину помещения. А роскошный полог, расшитый золотыми и голубыми нитями? Видя мое восхищение, мой спутник величаво произнес:
-Мисс, ваши апартаменты! Налево комната прислуги, справа гардеробная, располагайтесь, ванна сейчас будет.
Не успел он закончить фразу, как в распахнутые двери впорхнула юная служанка, за ней следовали двое лакеев, с трудом протиснув в двери огромную ванну. С огромными усилиями, установив ее около камина, они тут же начали таскать горячую воду. Миловидная служанка тут же приступила к своим обязанностям – начала меня раздевать. Я настолько устала и измучилась в дороге, что даже не обратила внимания на присутствие посторонних в комнате. Какое блаженство - наконец погрузиться в горячую воду, смыть с себя недельную грязь, почувствовать ласковые прикосновения рук…
-Что происходит? Как вы посмели войти сюда?
-Мисс, успокойтесь, мы с самого начала были здесь, наша задача – сделать ваше пребывание в имении как можно более комфортным. Наша помощь будет вам необходима, пока вы не освоитесь.
За разговором я не успела понять, как теплые и умелые пальцы скользнули в потаенное гнездышко, поглаживая и скользя в тесной глубине. Одновременно я почувствовала легкое поглаживание моей груди, оба соска напряглись и как-будто хотели чего-то. Непроизвольно я выгнулась, подставив соски жадным рукам и все плотнее насаживаясь на что-то теплое между ног. Я почувствовала все нарастающее напряжение, где-то внутри меня пожар уже достиг своего пика, новые ощущения не давали мне ни мгновенья на раздумья, и вот, наконец, желанное освобождение!
- Ну вот, с освобождением Вас!
Вокруг меня, распластавшейся в огромной ванне, высились двое лакеев и абсолютно мокрая служанка.
-Графиня будет довольна, она не могла ожидать такого отклика в первый же день.
-Теперь, мисс, оденьтесь, через полчаса вы будете представлены сэру Роберту.
Одеяние, разложенное на кровати, представляло собой что-то белое и полупрозрачное, с огромным количеством рюшей и совсем не походило на привычный монастырский наряд.
-Я помогу вам одеться, только перестаньте закрываться руками, это только мешает! Вот,

 Вперед 

>Главная

Online:20