Классика /Любви все возрасты...
-Поезд "Москва-Симферополь" отправится через пять минут! Пассажиров просим занять свои места в вагонах!" - прохрипело радио.
Я не люблю самолеты, и если есть альтернатива, предпочитаю поезд. Выкупаю все места в купе, и еду один. Стоит это недешево, но для меня деньги не проблема. Я писатель, и очень хорошо зарабатываю. Моего имени никто не знает, потому что я "литературный негр". В самом начале перестройки, я работал редактором в издательстве. На рынок тогда потоком хлынули книги, которые ушлые молодцы и молодицы пекли, как пирожки. При этом, они использовали "литературных негров", которым платили гроши. В голодные девяностые, я был рад любому заработку. Но потом ситуация поменялась. Писал я хорошо, и те, на кого я работал, это понимали. Поэтому, когда я потребовал повысить гонорар, писатели не возражали. Сейчас я имею квартиру в центре Москвы, а недавно присмотрел дом в Коктебеле. Договорился с хозяином о цене, и сейчас ехал оформлять покупку (напоминаю читателям, что дело происходило в 2010 году, когда Крым еще был в составе Украины).
С самого отъезда из Москвы, я не отрывался от компютера, и когда случилась первая остановка, вышел подышать воздухом. На станционных часах Тульского вокзала было 3 часа утра. По расписанию, поезд должен был стоять здесь всего 4 минуты, но простоял уже минут пятнадцать. Народу на перроне не было и моя проводница скучала возле вагона. Я оглянулся по сторонам, обнял ее за талию, прижал к себе и погладил по крутой попе, обтянутой фирменной юбкой. Мария, смазливая блондинка лет 30, прерывисто вздохнула и закатила глаза...
В самом начале поездки, я предложил проводнице 500 рублей и попросил убрать мое купе. Маша выдраила купе до блеска. При этом, она так крутила огромной задницей, что я не выдержал и погладил ее по попе. Мария шутливо ударила меня по руке, выдав классическую тираду в духе - "Я не такая!". Я положил на стол сто баксов. Мария хмыкнула, спрятала сотку в кармашек форменной рубашки, прошла к двери и повернула защелку. Сняла юбку, трусики, нагнулась и уперлась руками в столик. При виде большой белой попы, у меня мгновенно восстало "копье". Я надел презик и "сбросил напряжение"...
К нашему вагону подошла пожилая женщина в платке и старом потертом пальто. В левой руке она держала тяжелую сумку, за правую держалась симпатичная девчушка лет девяти. Женщина стала уговаривать проводницу посадить их в вагон.
-Я не могу вас посадить без билета! - сказала проводница. - К тому же, у меня купейный вагон. Идите в общий, там спросите.
- Я уже везде спрашивала, никто не пускает... - Женщина зарыдала. - Пожалуйста, возьмите нас! У меня сумочку украли, там билеты были, и деньги тоже. Я с внучкой к моей сестре в Симферополе едем, она тяжело заболела, а ухаживать некому! Вот, у меня колечко есть… Возьмите, только пустите в вагон!
Проводница презрительно оттолкнула ее руку. В это время, девочка, которая держалась за руку бабушки, подняла голову и умоляюще посмотрела на меня. Ее голубые глазки поразили меня в самое сердце (клянусь, это не метафора!).
-Машенька, а давай посадим их в мое купе! - сказал я, не ведая, что этими словами открываю себе дорогу в пропасть.
-Да вы же их совсем не знаете, Аркадий Семенович! - удивилась проводница. - А если они воровки?!
-Мы не воровки! - крикнула девочка. - Моя бабушка учительница!
-Видишь, Машенька - учительница! - улыбнулся я. Проводница неодобрительно покачала головой.
-Ну, не знаю… Аркадий Семенович, вы хоть паспорт у нее проверьте. Или паспорт тоже украли? - ехидно спросила проводница у женщины.
-Нет, паспорт есть! - заторопилась женщина и полезла за пазуху. Но тут поезд зафыркал, залязгал и дернулся. Я быстро подсадил в вагон девочку, забросил тяжелую сумку и помог подняться ее бабушке. Легко подтянулся на поручнях и вскочил в вагон. Вслед за мной поднялась проводница, подняла ступеньку и закрыла дверь.
Купейный вагон фирменного поезда "Ливадия" был почти пуст. Неудивительно - на дворе ноябрь, в Крыму сезон давно закончился. Мое купе было посредине вагона. Я положил сумку в ящик под полкой, и деликатно вышел из купе, давая возможность моим гостям переодеться и застелить постели бельем, который им дала проводница. Пока мои гости прихорашивались, я сходил к Маше и попросил ее принести нам чаю.
Когда я вернулся в купе, то не узнал мою новую спутницу. На перроне, женщина выглядела старухой. Сейчас она переоделась в спортивный костюм, причесалась, подкрасила губы. Теперь ей можно было дать лет сорок пять, сорок семь. Годы, бедность, усталость и переживания добавили ей морщины и мешки под глазами, но все равно было видно, что когда-то она была красавицей. Ее внучка сбросила дешевый пуховичок и вязаную шапочку, и осталась в потертых джинсиках и красном свитерочке. Белые кудряшки и голубые глаза делали ее похожей на ангелочка.
Женщина протянула мне паспорт и пенсионную книжку:
-Вот посмотрите… Я действительно бывшая учительница.
Я улыбнулся.
-Не надо, я вам верю. Давайте знакомится. Меня зовут Аркадий Семенович!
-Тамара Владимировна... - смущаясь, назвалась женщина.
-А как зовут этого ангелочка?
Девочка фыркнула: - Я не ангелочек! Меня зовут Ира Румянцева!
-А я тебя буду звать Ангелочком! Договорились?
Девочка улыбнулась и кивнула.
- Ну, вот и познакомились.
Проводница внесла стаканы с чаем и печенье. Оглядела преобразившихся пассажирок, хмыкнула и вышла. Девочка тут же схватила печенье и стала жадно есть. Я достал бутылку коньяка и два серебряных стаканчика.
-Давайте, Тамара Владимировна, выпьем за знакомство!
-Давайте… - смущенно сказала женщина. Она выпила коньяк, щеки ее порозовели, она стала еще привлекательнее. Девочка съела печенье, допила чай и зевнула.
-Спать хочешь? - спросил я. Ирочка кивнула.
-Тогда я выйду, а ты раздевайся и полезай на верхнюю полку. А мы с бабушкой еще посидим, поболтаем.
Я открыл дверь и вышел, неплотно прикрыв ее за собой так, что осталась небольшая щель, и стал наблюдать за тем, что происходило в купе, глядя в темное окно коридора, которое выполняло роль зеркала. Иришка быстро сбросила свитерок, джинсики, и осталась в розовых трусиках, на которых был нарисован зайчик. Девочка залезла на верхнюю полку и завернулась в одеяло.
Я вернулся в купе, поднял ограничительную решетку, которая не давала упасть с с верхней полки, поправил на Ирочке одеяло и пожелал ей спокойной ночи. Переключил свет на ночник, в купе воцарился полумрак. Я сел напротив Тамары и разлил коньяк по стаканчикам. Мы выпили, закусили печеньем. И пошел неспешный разговор двух немолодых людей, проживших непростые жизни. Тамара рассказала, что ее беспутная дочь родила Иришку в семнадцать лет неизвестно от кого. Подбросила внучку бабушке и исчезла в неизвестном направлении. Мужа у Тамары не было, и она одна воспитывала внучку... Мы и не заметили, как выпили всю бутылку.
-Тома, пошли покурим! - сказал я и поднялся. Мы давно перешли с Тамарой на "ты".
-Ой, а я не курю...
Я засмеялся.
-Я тоже. Просто вижу, что ты ерзаешь, да и у меня полна коробочка. Нам обоим пора в... одно место.
-И правда! - Тамара встала и сделала шаг к двери. Но коньяк вскружил ей голову. Она пошатнулась и, чтобы не упасть, ухватилась за меня. Я обнял ее. Тамара вздрогнула, закрыла глаза и подставила мне губы для поцелуя. Но я развернул ее к двери и вывел в коридор. Отвел в туалет и стоял у окна, ожидая своей очереди.
В темном окне отражался джентльмен "старшего среднего возраста", с благородной сединой "соль с перцем". Седина меня не старила, а наоборот, придавала шарм. Мне 55, но тело в порядке, живот не выпирает, и ниже все "ок"! Проводницу я трахнул, снял напряжение, но повторять с ней мне бы не хотелось. Маша смазливая, но жирком обросла и ноги кривые. А Тамара, хоть и постарше, но фигура просто супер...
Тамара вышла из туалета, улыбнулась, и держась за стенки, прошла в купе. Я сделал все дела, умылся и вернулся в купе. Тамара лежала под простыней, закрыв глаза. Ее спортивный костюм был аккуратно уложен в сеточку над полкой. "Барыня разделись и

 Вперед 

>Главная

Online:22