Фетиш /Приключения Игорька.
ускоряясь, прискакал в их с мамой номер. Не уступающий в наблюдательности лучшим шпионам, Игорек заметил, что когда они днем вернулись с пляжа, мама, будучи подшофе, забыла прополоскать снятые купальные трусики, и просто бросила их на свою кровать, тем самым определив дальнейшую судьбу вечера для своего сына. Игорь любил купальные трусы матери, потому что в них можно было кончать, не боясь быть пойманным: сохли они быстро и быстро отстирывались от спермы.
Весь вечер Игорь лежал в номере, смотрел телевизор и лениво дрочил, вдыхая запах чистой женской промежности. Обкончав трусики, постирал и положил в карман шорт, решив, как мама придет и ляжет спать, повесить их тайком на балконе сушиться, а утром положить их туда, где были — на прикроватную тумбочку.
Однако мать он не дождался, уснул не раздеваясь, а утром увидел картину, которая отпечатается у него в душе на всю жизнь. Сначала он услышал скрежет ключа в замочной скважине, непривычно долгий скрежет, обычно мама открывала дверь на раз. Он уже хотел встать, когда дверь все-таки открылась, и мама медленно вошла, весело разговаривая.
Дальнейшее Игорь видел, слышал и помнил урывками, иногда отчаянно скашивая глаза и силясь что либо рассмотреть сквозь дрожащие веки и предрассветную мглу. Слышать он тоже мог урывками из-за громоподобного стука собственного сердца. Он увидел, как мама, будучи очень пьяной и сильно матерясь, пытается снять летнее платье через голову…она еще возилась, подняв руки вверх и запутавшись в платье, оголив широкие бедра в светлых трусиках и лифчике, когда мужской силуэт, уже полностью голый, схватил сверху ее платье, собрав в узел мамины руки и голову, и за этот узел потащил в ванную.
Игорек лежал, сжимая и разжимая вспотевшие руки, стараясь унять отчаянно бившееся сердце и пытаясь понять, что ему делать: кинуться спасать маму или лежать на месте? Он боялся, что если он кинется к ней, то сполна получит увесистых затрещин от пьяной женщины. А ругани будет еще больше… А будучи настолько пьяной, мама себя плохо контролировала в плане агрессии, уж он то знал. Тем временем в ванной все затихло, потом раздался шорох, и крик мамы, ужасающе громкий: «Отстань, бля, я тебе сказала…».
Затрещала пластиковая дверь напольного душа, загрохотали какие то коробки, потом раздался мамин крик, постепенно переходящий в хныканье. Внезапно он прекратился, и тишину нарушил звук маминого мычания или стона, как будто она кого то убаюкивала. Игорь вскочил и кинулся к ванной, внезапно остановившись на полпути. Он понял, что означают эти звуки: маме зажали рот и трахают, причем судя по тональности мычания, довольно жестко. Игорек жалобно застонал и остался стоять. Потом мычание прекратилось и раздались голоса: судя по всему мама кого то уговаривала, да так жалобно, что сердце у паренька не выдержало. Он подошел и открыл дверь.
В предрассветном сумраке он увидел совершенно голую маму, сидевшую сгорбившись на унитазе, опустив голову и положившую локти на колени. Груди ее свободно висели над животом, а упавшие темные волосы скрывали лицо. Рядом стоял крупный голый мужик и что то бубнил.
«Мааам» — как маленький протянул Игорек. Мать подняла голову и закричала «Ах ты маленький блядь засранец….!». Игорек в ужасе выскочил из ванной, однако отчасти успокоенный тем, что матери помощь не нужна, а значит все не так уж плохо.
В дальнейшем он просто лежал на кровати и слушал: опять были уговоры и плач и причитания. Потом он услышал мамин крик «Я НЕ МОГУ БОЛЬШЕ СОСАТЬ БЛЯДЬ, МЕНЯ ЩАС ВЫРВЕТ».
Наконец все кончилось, и мама с ее ухажером вышли из ванной, добрели до кровати, завалились и захрапели. Заснул и обессиленный Игорек.
А утром проснулся и увидел, как мать скачет на мужике, которого оказывается зовут Руслан. В этот раз она не была недотрогой, прыгала чуть ли не до потолка, придерживая сиськи, и ничуть не стесняясь, громко стонала.
А Игорь лежал, слушал шлепки и чавканье, и дрожал. Трахали маму долго, больше часа, причем мать была только сверху…Посидит, посидит, весело обсуждая что то с Русланом и опять задвигается. Потом мама, не вынимая члена, легла на Руслана, и они долго и громко целовались. Игорь не ожидал от своей всегда скромной мамы такого напора. Самое интересное, что Игорь почти не испытывал возбуждения, настолько сильным были его другие чувства — страх, шок и некоторое отупение.
Тем временем мама продолжала искать свои купальные трусики. Игорь понял, что надо вставать.
Конец первой части

 Назад

>Главная

Online:25