Клизма /Соседка по даче. (Быль).
Произошло это почти ровно год назад, в июне прошлого года. Я тогда, после успешно оконченного очередного курса, отдыхала на даче. Родители не намеревались приезжать ещё недели 2, оставленная мамой еда давно закончилась, а я не любила подолгу готовить что-то основательное, питалась «скороварками» — макароны с консервами, каши в пакетиках… Меня это как-то не смущало, сыта, да и хорошо, но мой организм, избалованный мамиными щами-борщами, не очень-то принял столь незнакомую пищу, да ещё в таких количествах.
И через неделю-полторы я заметила, что в туалет меня не потянуло сначала на следующий день, затем и ещё так прошло дня 4. И в одно следующее утро я почувствовала, будто внизу живота изнутри подвешена какая-то гиря; но это ещё полбеды. Ноги как подкашивались, даже дышать было трудно. Голова соображала плохо. Тужилась я в туалете недолго — и без того было ясно, что ничего не получится. Слабительного у нас не было по причине отсутствия ранее подобных проблем.
Крутить на велосипеде в село (или посёлок?), где была аптека, надо было километров 5 или 6, это была б интересная прогулка «налегке», но не сейчас, когда тошнило и кружилась ничего не соображающая голова. Хорошо хоть, что рядом, в доме, стоящем совершенно стена к стене с нашим, даже под единой крышей, всё лето проживала соседка, с которой наша семья была в очень дружеских отношениях, у которой мы и купили несколько лет назад эту нашу половину.
Мы часто ходили друг к дружке в гости, то на чай, то просто так поболтать со скуки, и потому в сетчатом заборчике, разделявшем наши участки, был проём. Толстущая, очень добрая Клавдия Мироновна, или попросту тётя Клава, с приветливым улыбчатым лицом, в свои 68 лет по активности и поворотливости могла дать фору иным сорокалетним, постоянно везде успевала, даже несмотря на свои громадную — под полтораста кило — массу и соответствующие объёмы. Несколько портил её немного длинноватый нос, да несколько крупных бородавок на лице, но это так…
И я на подгибающихся ногах пошла к ней, надеясь спросить слабительного, или хотя бы свёклину, что ли.
-А, Галочка, здравствуй! — крикнула она издалека, но подойдя ближе, просто отшатнулась: -Да что с тобой? Прямо лица нет! Заболела?
-Ну, да… — я стала кое-как, через смущение, стесняясь, излагать проблему. — Тёть Клав, у вас не найдётся чего-нибудь слабительного?
-Так ты говоришь, дней пять уже не можешь сходить в туалет? Не-ет, милочка, таблетки здесь уже бессильны, нужно более действенное средство!
-Какое ж?
-Тут поможет теперь только клизма. Делали её тебе когда-нибудь?
-Так то не помню. Вроде как и нет.
Насчёт ощущений от клизмы у меня действительно не было собственного опыта. Пару лет назад помогала делать её своей подруге Янке, когда ей надо было сделать рентген чего-то там… Так и вливала я ей даже меньше литра, и даже без наконечника, вводила срезанный наискось шланг, и как можно глубже, так что весь объём буквально рухнул в неё меньше чем за минуту. Но всё равно, когда она мчалась в туалет, за пять-то шагов, то у неё из попы лилось так, что на полу осталась сплошная дорожка. Так же было и после второй, и третьей клизмы. В общем, перенести эту процедуру нелегко…
Второй раз я столкнулась с этим совсем недавно, месяца три назад. Тогда другая моя подружка, Лиза, делала клизму своему младшему братишке, но тут моя роль была невелика — надо было лишь очень сильно держать его. Выбор её пал на меня, думаю, из-за того, что я среди одногруппников пользуюсь славой «жирной коровы» (ненавижу себя, своё тело — одно пузо как у беременной; лет через 20 стану, наверное, как тётя Клава), и не силой, так массой прижму его к дивану. Как он орал, брыкался, пытался кусаться!
Но мы вместе сняли с него штаны и уложили в нужную позу, а я всем весом навалилась на него. Он и тут сопротивлялся — напрягая ягодицы, зажимал попу, не давая Лизе расширить её. Хоть и баллончик-то был едва на пол-литра. Тогда Лиза просто воткнула с силой ему наконечник, что, конечно, было больно, но тут уж он сам виноват. Как же он завопил! Но клизму всё равно получил, а за то, что сопротивлялся, то потом — ещё и порку. Да не просто абы чем, а двумя скрученными друг с другом и сложенными вдвое скакалками! Здесь уж он орал от души. Ноги и руки мы ему связали, я лишь прижимала его за плечи, отворачиваясь и не в силах смотреть, как вздуваются на нежной коже багрово-чёрные рубцы.
Я, конечно, не приветствую такую Лизину жёсткость, хоть и братик её был балованный — старался вытолкнуть воду, так что приходилось буквально затыкать ему дырочку «пятаком» наконечника, а когда его отпустили в туалет, то он нарочно изговерзил пол, и нам пришлось замывать его с отдушкой. Кстати, я уже дома решила попробовать, каково это — скакалкой. Протянула себе выше колена в четверть силы — едва ль не по всему телу как разлился жидкий огонь. Да на мне жиру как на хорошей чушке, и кожа куда толще. Можно представить, каково было ему! После наказания абсолютно вся его попа стала сине-лиловой. Но… Извиняюсь за отступление.
-Но… Здесь-то уж клизмы у нас тем более нету — через тошноту выдавила я.
-Разумеется, деточка, я говорю, что это я буду тебе её делать. Вот тут, на моей половине, на том диванчике, что на кухоньке.
Я прикинула взглядом расстояние от выхода из дома до уборной — метров 20 даже до тёти-Клавиной будки. Да сколько-то — от самого места процедуры до выхода из дома… Представляю, как буду нестись, задрав сзади подол халата, а из попы у меня будет хлестать грязная вода!
-Так вдруг я не добегу? Может, тогда лучше в самом туалете, стоя? Или на коленях?
-Да не надо будет туда бежать, разве я не понимаю? Мы поставим в дровяничке туалетное ведро, наложим в него травы, нальём немного водички. Уж до дровяника ты успеешь всяко, а если там из тебя сколь-то и выплеснется — так там и не ковры постелены!
Надо отметить, что этот дровяник представлял единое целое с домом; туда спускалась лесенка в 4 ступеньки, а параллельно шёл пандус. Если выходить из кухни, где должна была происходить процедура, то попадаешь в сени, прихожую, а там, повернув налево, в 2-3 прыжка можно оказаться у ведра, если оно будет стоять у самого пандуса. Да тем более, раз не надо будет выходить из дома, можно будет раздеться почти догола.
-Я буду вам очень признательна. Когда сможем начинать?
-Ну, надо конечно профильтровать, вскипятить и остудить воду. При твоём положении дел явно одной клизмой не обойтись, на всякий случай подготовлю около ведра, раз на шесть. Не беспокойся, в двух электрочайниках это получится быстро, да ещё если третий — у тебя. Потом поставим кастрюли с кипятком в холодную воду, думаю, всё займёт меньше часа.
Пока студилась вода, тётя Клава набрала в туалетное ведро охапочку сорняков, плеснула пару ковшей воды. На всякий случай обильно забрызгала траву и стенки ведра изнутри «Антиклещём», ведро поставила на метр левее пандуса. На крохотной кухне, служившей одновременно и столовой, и как бы «гостиной», напротив печки с плитой, почти у самой выходной двери стоял старый, времён праотца царя Гороха диван, который сейчас она застелила старой клеёнкой от стола, а сверху накинула тряпицу. Рядом поставила овальный оцинкованный тазик. Я всё-таки несколько побаивалась. Ладно, вставить наконечник в попу — ну, немножечко неприятно. Главное — самой как бы податься навстречу. Но сколько я смогу принять воды? Литр? Меньше? Больше? И не хлынет ли вода из меня сразу, при таком-то переполненном кишечнике. Сраму-то!
-Я смотрю, ты нервничаешь, моя девочка, — тётя Клава прижала мою голову себе к плечу — побаиваешься?
-Нет, так, просто первый раз, не знаю, что это. А вдруг я не выдержу, и вас, или пол окачу поганой водой?
Тётя Клава рассмеялась: -Галочка, если я берусь за такое дело, то уж всяко имею в виду, что может произойти маленькая неприятность. От этого никто не застрахован, и выкинь эти беспокойства с головы. Не думай обо всяких «вдруг», если даже и случится, я же это пойму, а будешь спокойна — даже не почувствуешь воду внутри себя. Можешь мне верить, я этих клизм за свою жизнь знаешь сколько переделала! О-о-о!
-Вы что, в больнице работали? — нё удержалась я.
-Ах, если б… Видишь ли, у моего мужа была какая-то редчайшая болезнь, его кишечник буквально высушивал всё проходящее по нему. Самые маститые светила — хирурги,

 Вперед 

>Главная

Online:21