Минет /Теща. Часть 3. Воскресенье.
Суббота
1.
Утром он проснулся с сильнейшим дискомфортом в голове. Его всю ночь мучили кошмары, будто он все еще в восьмом классе и их классная руководительница злобным голосом требует, чтобы он при всем классе снял штаны и потряс своей писькой — мол, только тогда она решит, какую оценку ему поставит за четверть.
Игорь встал, энергично прогоняя из головы этот дурацкий сон. Неловко оделся в домашнее — шорты и футболка, ярко вспоминая все произошедшее, сгорая от стыда, не зная, как смотреть теперь в глаза своей бывшей учительнице, и заранее краснея в ожидании этой встречи.
Первым делом прошел на кухню — пить очень хотелось. Только он поставил пустой стакан на стол, как теща вышла из своей спальни — в юбке, кофточке и макияже. Волосы тщательно и аккуратно уложены. Подошла, явно прихрамывая при ходьбе. Замерла в дверях.
— Игорек, все, что произошло вчера — будем считать, что ничего этого не было, — сухо сказала она и замерла в ожидании его ответа.
Какое-то время он смотрел на Кристину Александровну. Довольно фигуристая — явно занимается фитнесом. Осанка опять же… Гордо выпрямленная спина. Взгляд греческой богини. И плюс ко всему этому — он уже обладал этой женщиной! Да еще как!!!
Игорь подошел к ней вплотную. Решительно посмотрел в ее глаза.
— У меня другое предложение, — отрицательно покачал он головой. — Наоборот, будем продолжать.
— А зачем? — спокойно произнесла она, уверенно глядя на Игоря и под этим взглядом он по привычке (школьный рефлекс все-таки!) все-таки стушевался.
— Как вам объяснить, — заволновался он.
Ему очень хотелось снова делать с ней все то, что уже было, и даже придумывать что-то новенькое. И вообще не вылазить с ней из кровати. И он никак не хотел отказаться от этого.
2.
— Вы — умная женщина и прекрасно понимаете, что без секса мужчине тяжело. Так же вы понимаете, что я две недели не вытерплю. Вы же не хотите, чтобы я ходил налево?
Игорь вдруг понял, что хоть они накануне и пили на брудершафт, но все равно ни назвать ее Кристиной, ни просто обратиться на «ты» он никогда не сможет — школьный рефлекс уж очень крепко засел в нем — просто язык не повернется.
— Вы что, не можете потерпеть две недели? — удивленно вскинула она брови — такой жест обычно предшествовал вызову родителей в школу, и Игорь по-привычке сник.
— На самом деле весь природный мир устроен на этом — если организм перестал заниматься сексом, значит он природе уже не нужен, — забормотал Игорь, продолжая все-таки бороться за свое счастье. — И поэтому в таком организме механизм старения начинает работать более энергично, чтобы побыстрее освободил место другим, кто еще может.
И она с огромным удивлением посмотрела на него взглядом, когда он у доски нес полную чушь, чтобы только не молчать — авось пронесет — и Игорь окончательно стушевался.
— На самом деле все, что было вчера, мне очень понравилось, — сказал он краснея, стараясь не глядеть на свою учительницу. — Кристина Александровна, я вас хочу. Очень сильно. А про дни без секса я правду сказал — при большой паузе невольно начинаешь совсем иначе смотреть на окружающих женщин.
Он замолчал. Молчала и она.
— Конечно, можно напрячься и потерпеть, но ведь Ирина — ваша дочка. Лучше все-таки вам самой взять надо мной шефство. Согласны? К тому же, я в этой ситуации буду всегда у вас под контролем, всегда на виду.
И она вдруг задумалась. Взгляд ее был устремлен куда-то за холодильник. А он смотрел на ее лицо, на ее фигуру и с трепетом вспоминал, как он обнимал это тело, сейчас скрытое под одеждой, но тогда — обнаженное! Как она обхватывала его ногами, как эти губы он трогал своими губами! Ну не может все это так бесславно исчезнуть! — в отчаянии взмолился он. — Я так не хочу!
Кристина Александровна чуть заметно вздохнула, щечки ее порозовели и сердце Игоря учащенно забилось — сейчас она что-то скажет, этакое!
— Ну хорошо, Игорек, — произнесла она хорошо знакомым ему тоном — когда собиралась поставить три, но почему-то жалела и ставила четыре. — Раз вы настаиваете и приводите такие аргументы — продолжим. Но только — до приезда Ирочки!
Она решительно посмотрела на Игоря и он, естественно, согласно кивнул. И даже — несколько раз.
— Тогда нам с вами необходимо определить некоторые правила — чтобы в будущем не было проблем или дискомфорта, — радостно продолжил он развивать достигнутый успех.
Кристина Александровна снова вопросительно посмотрела на Игоря. Взгляд ее был строг и пощады не сулил.
— Секс у нас будет больше одного раза в день, поэтому я предлагаю разделить его на две части.
— Не слишком ли часто? — возразила она. — Какие-то у вас на меня слишком уж грандиозные планы!
— Да, — подтвердил он. — И эти части буду следующие: Сначала я подстраиваюсь под вас, под ваши пожелания вида секса и поз — чтобы вы обязательно испытали оргазм! Я специально буду затягивать и ждать вас.
Он прекрасно понимал, если Кристина Александровна не будет испытывать оргазм, то на каждый секс ее придется долго и мучительно уговаривать.
— А вы так сможете? — в сомнении спросила она.
— Я постараюсь, — скромно ответил он.
Кристина Александровна озадачилась. А он понимал — без ее оргазма их связь быстро распадется.
— Хорошо, — пообещала она. — Я тоже постараюсь.
— Но обещайте, что вы будете говорить мне правду, — волнуясь, продолжил настаивать Игорь. — Был оргазм или его не было.
Она снова внимательно посмотрела на Игоря.
— Игорек, — тихо произнесла она, — я так давно его не испытывала, что, боюсь, сейчас и не пойму — это был оргазм или что-то другое.
— А вчера? — растерянно спросил он.
Кристина Александровна как-то по-доброму улыбнулась, увидев эту его какую-то детскую наивную растерянность.
— Вчера, честно говоря, я вообще ничего не понимала, что происходит. И отчего стонала, сейчас сказать не смогу. Наверное — от неожиданности всего происходящего.
Он какое-то время растерянно смотрел на свою бывшую учительницу, не зная толком, что дальше делать.
Она снова мягко улыбнулась.
— У меня уже несколько лет не было мужчины, — решила пояснить она. — И вдруг — такое! Так не долго и с ума сойти.
И она улыбнулась Игорю. И он так и не понял, что Кристина Александровна вложила в эту улыбку — намек или упрек?
3.
— Ну тогда давайте закрепим наш договор? — несмело предложил он.
Кристина Александровна смутилась.
— Прям, вот так сразу? — неуверенно спросила она, невольно одергивая юбку.
— А зачем оттягивать? — вполне убедительно пожал он плечами.
Она снова задумалась.
— Ну хорошо, — вздохнула Кристина Александровна. — Но только пойдемте в мою комнату, — тихо добавила она. — На кровати моей дочери мне очень уж неприятно.
И она направилась в свой спальню.
— Хорошо, — невольно согласился он и пошел вслед за своей прихрамывающей тещей.
В комнате она замерла возле кровати, неуверенно теребя застежку платья.
— Вы предлагаете, — напомнил ей Игорь, стоя рядом. — Сейчас все исключительно для вас.
Она мучительно решала, как ей лучше.
— Давайте остановимся на традиционном, — наконец, предложила она, краснея щечками, так как она в жизни еще ни разу не говорила мужчинам, как им с ней следует заняться сексом.
— Хорошо, — естественно, согласился он. — Но только вы обязательно говорите, если в первоначальной позе для вас что-то пойдет не так, или вы поймете, что так вы не кончите. Сразу предлагайте сменить позу, и сами говорите, на какую. Договорились?
— Попробую, — произнесла она в нерешительности теребя одеждой.
— Игоре, отвернитесь, пожалуйста! — наконец попросила она, продолжая краснеть.
— Хорошо, — согласился он, поспешно отворачиваясь, и напрочь забывая раздеться самому.
Какое-то время за его спиной шуршала материя.
— Все, Игорек, — наконец сказала она.
Он обернулся. Кристина Александровна лежала под одеялом на середине широкой кровати, согнув ноги в коленях и слегка наклонив их в сторону. Руками держала одеяло, натянутое до подбородка. Выражение ее лица было такое, словно ее ведут на казнь.
Он взялся за пояс шорт и вдруг смутился, замерев. Он понял, что не сможет снимать и шорты и трусы под ее взглядом.
— Вы тоже отвернитесь, — несмело попросил он, густо краснея.
Она молча легла на другой бок.
Игорь разделся. Быстро скользнул под одеяло, ложась рядом с ней, но почему-то боясь коснуться ее тела. Она не шевелилась, и даже, вроде бы и не дышала.
Он все также несмело положил руку

 Вперед 

>Главная

Online:22