Странности /Кукловод. Крымский фронт. часть 7 (продолжение)
Вермахт быстро учится на своих ошибках - чтобы не мерзнуть, в Ровно теперь на швейной фабрике им шьют куртки типа фуфаек, но длиной до середины бёдер и со множеством карманов. В Луцке валяют валенки - а то свои награды за зимнюю кампанию 41 года многие в шутку так и называли, мол медаль "Мороженное мясо". Горькая шутка!
Научились они бороться и с непробиваемыми КВ-1, используя вместо "колотушек" 37 мм свои отличные зенитки, так называемые "ахт-ахт". Но и наши зенитки 85 мм тоже отличная вещь! Помню, читал в своём времени воспоминания одного зенитчика, так он за войну подбил всего один самолёт, а вот танков - 14 штук! Так что я еду в один хитрый полк за Симферополем - там две батареи этих длинноствольных "убийц танков".
Эти пушки стояли на хранении в складах, полк охранял замаскированные склады НЗ. Но я как командующий фронтом прямо на складе написал требование и все восемь мощных "подруг", как их называли зенитчики, теперьготовились к перезду на линию фронта. Удача! И, выезжая на трассу Симферополь - Свевастополь я ещё не знал, какой сюрприз меня ждёт. И это был полный шок!
На просёлочной дороге из расположения складов вдруг нам навстречу чёрная "Эмка" и грузовик с будкой под тентом. Встали мы лоб в лоб и тут вылетает "орёл" в фуражке с сиреневым ферхом и, достав "Наган", орёт вовсю:
- Вы, шваль армейская, вон с дороги! Пока я вам яйца не отстрелил!
Я увидел, как мои парни сильно взбесились! Вот твари, сидят в тылу, лепят липовые дела, расстреливают порой невинных, да ещё такое отношение к нам. Вот пьяная тварь! Мало того, что Сталин установил, что приравных званиях оклады у особистов в два раза больше, так ещё и королями себя считают. И тут я взревел:
- Парни, вперёд! Это немецкие диверсанты!
Это конечно были не диверсы Вермахта, но тут место тихое и кругом пусто. Сейчас мы тебе покажем "шваль"! Через минуту этот наглый капитан валялся еле живой, рядом со своим шофёром, который был точно не живой. И двое гонористых охранников были вытащены из грузовика и сильно избиты.
- Иванов, немецких диверсантов из "Шмайссера" в овраге. И дела сжечь!
Из кузова с нашей помощью вылези трое - бравый майор-артиллерист и две весьма симпатичные молодые женщины. Забрав всё оружие, мы загнали машины в лесополосу и посадили майора и женщин ко мне в "Додж". Треснули две короткие очереди в овраге и довольные Стёпа и Иванов залезли в БА-10. Иванов, подмигнув мне, громко доложил, что немецкие диверсанты ликвидированы.
Как оказалось, майора "сдал" Мехлис. Потирая своё лицо, всё в синяках, майор рассказал, как они выходили из окружения. Немцы тогда не успели замкнуть кольцо.
- А мы с танкистами, прямо на броне, рано утром 5 августа рванули на скорости, вышли к мосту через Десну, смяли с ходу охранение немцев и погнали на восток, вдоль шоссе Москва – Варшава. Прорвались, доехали до сборного пункта в деревне… Название у нее еще такое было… Дай бог памяти… Вспомнил! Деревня Амур. И с нами был генерал. Это генерал-лейтенант Качалов, командующий Двадцать восьмой армией. Мехлис потом еще накляузничал на Владимира Яковлевича – мол, предатель, сдался в плен. А генерал погиб четвертого августа.
Мы же с ним тогда выходили из окружения и привезли его, израненного, прямо в танке… Мехлис как нас увидел, так и взбеленился - а генерал-то и не предатель, руководил выходом остатков армии. И, когда Мехлис стал на нас орать и грозить "Маузером", мол предателя привезли, я в сердцах и выдал, что он сам настоящий предатель, не разрешил атаковать немцев нам навстречу. Он бы меня пристрелил, да тут все горячие. из боя и автоматы в руках. Но тварь какая памятливая - увидев меня в Севастополе, сказал начальнику НКВД, что я перебезчик и предатель.
Ладно, дам майору полк в 47 дивизии, сейчас его и мать родная не узнает. А с девушками совсем просто - они нагло отказали ему капитану НКВД. Да он такой вонючий и у него по всему телу какие-то лишаи... Но тогда он сочинил на них дело - немецкие радистки. да они медсёстры, а рацию и в глаза не видели.
Так что мы заехали в Симферополь и пообедали в ресторане. И,пока я заказывал всем поесть, Стёпа мне такой пиар сделал. Мол, вам так повезло, это же "чёрный генерал", за ним, как за каменной стеной. А про то, что было в овраге - забудьте, дела ваши сгорели, особисты эти погибли от пуль из немецкого автомата. И теперь всем вам нужно срочно выпить - это у вас второй день рождения!
Подхожу я к столикам, а девушки давай меня целовать и весь мундир слезами залили! Дошло до них, что я спас их от расстрела! Ну и выпили они крепко и уснули на заднем сиднии. И проснулись уже возле моего домика. Девушки мои искупали этих медсестёр, майора осмотрели и намазали мазью от синяков. как они им сочуствовали - ведь их уже везли на казнь. Вот так - невинных людей! Я потом спел под настроение:
С берез, неслышен, невесом,
Слетает желтый лист.
Известный вальс «Осенний сон»
Играет гармонист…
Оля бегом записывать - завтра всё будет в "Боевом листке". Затем я вспомнил и спел мою любимую моего не менее любимого Лепса, но это для души:
Натали, утоли мои печали, Натали.
Натали, я прошел пустыни грусти полземли.
Натали, я вернулся, чтоб сказать тебе: "Прости".
Натали, от судьбы и от тебя мне не уйти.
Утоли мои печали, Натали.
Натали.
Обе девушки, сержанты-медсёстры, были в полном шоке - так это тот самый автор стихов? Да их весь Крым наизусть знает - они смотрели на меня такими горящими глазами... Потом опять плакать - они уже простились с жизнью!
Потом всем девушкам, кроме генеральского своего пайка, кроме рулона дорогущего шелка, который я отмел в доме и нагрузил на многострадального Степу. У нас сейчас ещё зима, а в наличии пять девушек, и этот дорогущий шелк пойдет им на белье. Мне надо думать сразу обо всем. Но и война продолжается!
Наталья спала со мной - раз генерал спел ей песню, да от души, она точно должна меня "поблагодарить". И приспать. Стёпа далеко не ангел, и в раю ему места нет. Попав в ад, он легко вырежет половину чертей, а остальных построит и заставит ходить строевой и петь себе серенады, но он действительно сентиментален. Издержки воспитания. Утром мы завтракали вместе. Я и пошутил про Стёпу, который от моего имени вручил рулон. Как оказалось, что-то там было ночью, обе медсестры легли со Степаном, так всего боялись. И теперь обе сразу хотят за него замуж. Ну а мне пора!Так что утром я выехал.
Предрассветный воздух пронизан запахами ночной фиалки и пахучего тмина. Скоро встанет солнце. Вот и оно появилось. В каждый раз стараюсь поймать момент исчезновения тумана, но это всегда происходит внезапно и сразу. Стали видны капельки утренней расы, такое впечатление, будто природа умывается ею.
А вот далее... Дым почти не рассеивался над степью. Чадило над всем миром – рвались снаряды на райских островах в Тихом океане, вздымая белый коралловый песок. Красный зернистый вихрился под ударами фугасов в Сахаре. Бомбы падали на вечную мерзлоту Заполярья, торпеды скользили под голубыми водами Средиземного моря. Мировая война!
Майора я представил на место тяжело раненого командира полка, рассказав, что на машину напали немецкие диверсанты, но мы отбились. Майор был просто герой! Потом в штабе он всё рвался пойти искать справедливости в особом отделе, но я его высмел и переубедил. Это же "отмороженные" на всю гэбисты! На первом же допросе мы с тобой от самого простого вопроса в ступор впадем, а еще через пару дней признаемся, что оба агенты никарагуанской разведки, и будем слезно умолять нас расстрелять. На что добрые дяди из НКВД будут возражать и по пути лепить нам изнасилование крупного рогатого скота со смертельным исходом и параллельно кражу яиц у кукушки.
Мы выпили по рюмке коньяку за удачу, майор нервно посмеялся и занялся своими делами. А тут мне Ксюша дала перевод из "Берлинен цайтунг", взяли у пленного капитана. Я обалдел - в статье такое написано:
- Конечно, вовсе не каждый русский солдат во время Второй мировой войны был убийцей или насильником: просто большинство из них. Они убивали тех, кто нёс в их дикие степи европеизацию и европейскую культуру. Да и захватив публичный

 Вперед 

>Главная

Online:25