Фантазии /Пиздолизы екатерининской эпохи
Петроград XVIII в. был знаменит не только своей наземной архитектурой, но и своими подземными сооружениями. Большая их часть носила инженерно-технический характер, но вместе с тем были также и катакомбы для весьма деликатного обслуживания дворцов. Под дворцами находилась целая сеть помещений, в которой комфортно размещались слуги специального назначения. Они были не столь заметны, в отличие от всяких кухарок и прочих поломоек. Служили в этой деликатной «гвардии» преимущественно проштрафившиеся солдаты, но иногда туда также попадали и те, кто просто хотел откосить от службы и не иметь потом проблем с законом. Вход в эти лабиринты был один и находился под контролем часовых, а вот неохраняемых выходов было великое множество.
- Так, и откуда это такой молодец разудалый к нам пожаловал? — спроси Михаил у молодого человека, переминавшегося с ноги на ногу возле караула.
- Мне брат посоветовал сюда обратиться. Он уже в самом конце Русско-турецкой войны домой инвалидом вернулся. Отец тоже контужен был, но ещё в самом начале оной. Не хочу я воевать, милостивый человек. Вы ведь Михайло?
- Ага… Ну понятно всё. А звать тебя как.
- Егорка.
- Ну что ж, крепкие парни нам нужны. А то в последнее время одни задохлики приходят. Щуплых надолго не хватает.
- Только мне так никто не объяснил, в чём состоит служба при дворе.
- А служба, Егорка, состоит в том, чтобы ты своим хлебалом ублажал мудья великосветских дам. Сейчас я тебе всё покажу, пойдём.
Прошли они через караул и оказались в помещении, где проходила утренняя разнарядка.
- А ты чего так покраснел, Егорка?
- В каком это смысле я по долгу службы должен это самое… прямо туда лицом… так что ли?
- Егор, ты вот здесь постой и послушай. Начальник дневной смены пиздолизов сейчас как раз распределяет обязанности, чтобы у всех была одна норма выработки… Короче, стой здесь и слушай. Попросят чего — соглашайся.
Егор подошёл ближе и пытался вникнуть в происходящее.
- Ну что, все собрались? — спросил у парней начальник смены, — Я вижу, среди нас есть новенький. Это хорошо, потому что из Бранденбургского княжества вернулась наша фрейлина Софья. Госпожа Императрица доверяет её вкусу и послала её туда за тканями. В связи с чем вопрос: кто будет обслуживать её за завтраком?
Все собравшиеся молчали.
- Вот новенький молодой человек… Как тебя звать-величать?
- Егорка я.
- Отлично, пройдёшь боевое крещение Софьей. Она хоть и юная, но очень порывистая особа.
- Ладно. А что делать надо? Я не обучен сервировки, как я буду её обслуживать.
- Вот тебе наряд-допуск на обслуживание придворных особ. Иди по этому коридору, там будут указатели, и в конце маршрута будет стоять кто-то из прислуги. После того, как покажешь эту бумагу с печатью и моей подписью, тебе всё объяснят на месте.
Егор шёл несколько минут по лабиринтам, ориентируясь по стрелочкам и надписям, и в конце маршрута его действительно встретил слуга.
- Вот возьмите, — протянул Егор бумагу слуге, — меня сюда направили, только я не обучен.
- Ага, всё верно оформлено. Вот здесь в журнале распишись, что технику безопасности прошёл.
- Так вед я даже…
- А это не важно. Так, пустяковая формальность.
- А что мне делать нужно? — не успокаивался Егор, расписываясь в журнале.
- Сейчас поднимаешься по этой лестнице, затем открываешь люк в потолке. Когда вылезешь из него, то окажешься под столом. Стол стоит в обеденной. За ним сидит придворная особа по имени Софья и завтракает. Тебе нужно просто выполнять её команды, не сопротивляться и не вступать с ней в разговор, иначе вылетишь отсюда. Она девушка хоть и опытная, но иной раз может и потрепать, если попытаешься вырваться из её объятий.
- В объятьях девушки, говоришь? Так ведь это не служба, а мечта!
- Ну-ну, помечтай…
Егор поднялся по лестнице, пролез через люк, а когда оказался под столом, начал оглядываться. Весь стол был завешен скатертью. Ничего видно не было, кроме двух женских ножек. Они были раздвинуты так широко, как приличные особы их обычно не раздвигают. Но больше всего Егора удивила исключительная выбритость пизды Софьи. Девушки, с которыми паренёк общался ранее, обычно мерились своими мохнатками. У кого пизда лохмаче, та и считалась в большем почёте. К сожалению, мохнопёздые простолюдинки — это то, чем привык довольствоваться этот молодой юноша. А здесь он даже не поверил своим глазам и решил подползти поближе, чтобы лицезреть сию красоту вблизи.
- Можешь приступать, — услышал он голос фрейлины, которая смачно что-то жевала и всё это ещё и запивала.
- Ну надо же, — подумал начинающий пиздолиз, — придворная особа, а разговаривает с набитым ртом. Главное мне не заговорить с ней случайно… с набитым ртом.
Он подполз поближе и поймал себя на мысли, что эта Софья весьма приятно пахнет. Видимо она приняла ванну после дороги. В этот момент девушка закинула ноги ему на плечи, а затем начала подтаскивать его к себе. И когда его голова оказалась у неё в ляжках, она приподняла скатерть и посмотрела на него.
- Хм, опять новенький, — брезгливо произнесла Софья и посмотрела на него как на говно, — ты уж постарайся язычком как следует, а то я в этих Европах вся изнемогала без мужской ласки.
Софья вновь зачавкала и сплела ноги на спине Егорки. И вот тут ему в нос ударил уже не аромат благовоний, а терпкий запах русской пиздятины.
- Ну что ж, наверное мне тоже пора почавкать, — подумал Егор и принялся выводить пируэты языком по упругой дамской промежности.
Фрейлина ещё сильнее обвила бёдрами его шею, как бы намекая на более плотный контакт. Пиздолиз оказался вжат в сочную мякоть всем лицом и изо всех сил пытался водить носом, чтобы подышать. Наткнувшись носом на клитор, он заставил Софью немного вздрогнуть.
- Блин, так можно и травму шеи получить, и задохнуться, и захлебнуться, — подумал Егор булькая носом в женских выделениях, — быть может всё же контузия на войне не так уж и плоха? Там хоть с почестями и как герой. А здесь в бабских ляжках и как пиздолиз.
Наконец Егор понял, как нужно дышать: он изо всех сил напрягал мышцы шеи и давил носом в вульву госпожи, чтобы чуть изменить угол наклона головы. Это позволяло ему широко открыть рот и сделать таким образом вдох. Но когда Софья почувствовала ветерок между булочек, она поняла, что хитрец нашёл способ не задыхаться в её объятьях. Тогда она просто сплела лодыжки на его спине и вытянула ноги вперёд. От этого её мышцы бёдер напряглись и стали очень упругими. Теперь нос Егорки оказался на свободе, а язык — на уровне клитора. Видимо фрейлина решила, что рабочему язычку уже довольно чавкать в вагине и пора заняться её бусинкой. Пиздолиз попытался начать спокойно дышать носом, но бёдра хозяйки положения не давали ему сделать это.
- Подлей мне ещё сока, — промурчала Софья своей служанке так, словно вообще ничего не происходит.
Уши лизуна больше не были сжаты ляжками, и теперь он мог спокойно слышать всё, что происходит вокруг. Он услышал шаги прислуги и звук наливающегося в бокал сока. И тут вдруг Софья приподняла скатерть и продемонстрировала своей служанке унизительное положение Егора. Его шея и скулы были сжаты властными бёдрами юной фрейлины. Он приподнял глаза и видел самодовольное личико придворной особы и презрение служанки.
- Смотри, какого я проказника ляжками поймала, — похвасталась Софья своей прислуге, — теперь он вынужден выводить языком пируэты в моих мудьях, хи-хи-хи!
- Госпожа Софья, это огромное достижение для несчастного пиздолиза, — льстила служанка фрейлине, — этот безродный за всю свою жизнь и подумать не мог, что когда-нибудь удостоится великой чести быть погружённым в сладострастную мякоть властной особы благородных кровей.
- Гашка, а ну задери подол, покажи этому никчёмному лизуну свою женскую прелесть, — скомандовала фрейлина своей служанке, — пусть он узреет разницу.
Служанка задрала подол, а Софья слегка ослабила бёдра, чтобы Егорка мог повернуть голову и посмотреть. Перед ним вдруг распахнулась обширная неподбритость… Да чего уж там, целый национальный заповедник… Короче, тайга непроцарапанная, вот что было между ног Агафьи.
- Я могу сейчас приказать, и ты будешь лобызать эти заросли, ты понял меня!
- Угу.
- Но я этого делать не буду. Агашка, ступай. Кажется он понял. А всё потому, что у меня на тебя есть планы.
Софья развела ноги в стороны, затем согнула их в коленях

 Вперед 

>Главная

Online:19