Подчинение и унижение /Шальная врачиха из КВД
После того, как из армии, вернулся, поссорился с родителями, и решил в общежитие института перебраться.
Меня заставили, принести справку из кожно-вен-диспансера, что я ничем не болею.
У меня к тому времени была девушка, но она на роль госпожи не годилась, наоборот, любила, быть послушной. Выглядела хорошо, и рада была стать на коленки и сосать. Мне хотелось другого попробовать.
Врачиха, к которой зашел в кабинет, должна была из головки хуя взять мазок, и взять кровь из вены.
Это женщина была, лет под сорок. Стройная, но с лицом каким-то бесцветным, Волосы светло-рыжие, почти белые, кожа бледная, и с каким-то шальным глаз выражением. Ольга Петровна её звали.
Я уколов боюсь с детства, хотя знаю, что это только легкая боль. Но все равно не себе.
Женщина, заметила, что я побледнел, и засмеялась.
-Трусишка, давай смелее, а, то вот возьму шланг и отстегаю.
У меня вырвалось.
-Да лучше отстегать.
Женщина удивилась.
-Правда, что ли лучше отстегать?
Я ответил.
-Было бы интересно, если бы баба выпорола, и пизду лизать заставила.
Я был уверен, что самое малое, меня дураком назовет. Но вышло по-другому.
-Пизда у твоей мамы. Но ты и правда этого бы хотел.
-Правда.
Она посмотрела на меня оценивающе. У меня стройное спортивное тело, пару лет по боксу секцию посещал, лицо привлекательное, как девушки считают.
Если не боишься, купи бутылку шампанского, и зайди в гости. Хоть сегодня вечером.
Она жила в коттеджном поселке. Большой район, застроенный людьми успешными. Но только треть этих коттеджей жилые были. Одна недостроенные были, наверное у хозяев деньги кончились, другие не жилые по разным причинам.
Я пришел по адресу. Это был аккуратненький дом с мансардой, не слишком большой, но красивый, видно денег туда немало потратили.
Позвонил, вышла женщина в халате. Открыла калитку. Прибежала цепная собака, очень большая лохматая овчарка, и стала рваться с цепи желая на меня напасть. Ольга засмеялась.
А, ты и правда трусишка. Собак боишься, уколов боишься.
Я и правда, испугался, этого страшилища.
Мы с ней зашли в дом, видно было, что семья не бедная.
На одной из тумбочек фотография стояла, Она, мужчина и двое детей.
Ольга сказала это мой муж, был в милиции-полиции, сейчас охранным бизнесом занят.
Мы выпили с ней шампанское, она сказала, «ну раздевайся голубок, мечты свои осуществляй».
Я разделся догола. Ольга улыбнулась.
А ты красавчик. Девушка есть?
-Есть.
Она достала наручники. Велела завести руки за спину, и сковала.
-Ляжь на пол мордой вниз.
Я лег, она достала из моих джинсов ремень, сделала петля, и связала ноги.
-Теперь я тебя отстегаю, а потом язычком поработаешь, дальше видно будет.
Женщина сняла халат, осталась голая, взяла ремень, и уселась мне на спину. Я ожидал символической, приятной порка, но она врезала мне от души пряжкой по заднице, потом еще, и еще. Я заорал от боли, стал вырываться, она с меня упала, вскочила на ноги, стала меня бить ногами, очень ловко, и лупить, пряжкой куда попало. Я связанный свернулся в клубок, и стал просить пощады. «Тетенька, миленькая хватит». Она по заду целилась, а я его ладонями прикрыть старался. Как когда-то, было при порке родителями.
Она успокоилась, отдышалась немного.
-Понравилось?
Она видела, что я её боюсь, и это ей приятно было.
Женщина достала из шкафа бутылку водки, открыла, выпила 100 грамм.
-Теперь на колени и лизать.
Она уселась в кресло, широко раздвинула бедра, я кое-как подполз к ней и пристроился к её пизде.
Раньше я не лизал, стал языком елозить, засунул язык в дырку куда хуй суют, стал двигать вперел-назал.
-Тут привычно, лижи получше
Я её малые губы в рот втянул, и стал сосать, как будто минет мужику делал. Ей понравилось, она стала ахать и охать. Потом ей клитор лизал. Наглотался смазки, лицо мокрое было, язык устал, шея затекла, стал носом ей приятное делать, это её рассмешило.
Потом, она сползла в кресле чуть ниже, и подставила задний проход. Он у нее был, какой-то слегка наизнанку вывернутый. Лизал и это место, потом опять пизду. Потом смазки стало намного больше, она толкнула меня в лоб, понятно стало, что с неё хватит.
Я попросил женщину меня развязать, к тому же болели все ушибы и ссадины,
-Ага, размечтался. Ответила Ольга.
Она выпила еще водки. Достала большой нож, и пощекотала мои яйца.
-Захочу, и кастрирую.
Ей это смешно казалось. А мне очень страшно было, хорошо хоть когда порола, до крови ничего не рассекла.
Потом опять велела лизать. Но теперь, по-другому было. Она бедрами, навстречу очень активно стала двигать. Понятно было, захотела хуя.
Повалила меня на спину, пальцами возбудила, и уселась верхом на хуй, спиной ко мне. О презервативе не волновалась, или забыла. Я удовольствия во время процесса не испытывал, боязно было, лежал неудобно, болело все. А она, судя по звукам, какие издавала, балдела.
Процесс кончился. Она меня развязала. Дала одеться. Выпить водки налила, и сама опрокинула, как мужик бывалыйюНо её шутки не кончились.
Она пошла проводить до калитки.
А затем взяла за ошейник овчарку. И потребовала, чтобы я догола разделся, или собаку спустит.
-Оля, дай уйти спокойно, зачем догола?
Я просто взмолился. Но, не знал, что у пьяной бабы на уме, и разделся.
-Кроссовки оставь себе, майку тоже, а штаны с трусами сюда швырни. Овчарка обрадовалась и стала рвать тряпки.
-Ну одевайся и обувайся, и домой к маме. Не босиком же тебя пускать, а майкой прикроешься если что.
-Я шутила, не был бы трусишкой, без штанов бы не остался. Теперь иди сверкай.
Время был пол-третьего ночи. Домой идти было часа два. Прикрылся майкой, и пошел. Добрался без приключений.
Дома мать в ужас пришла, когда меня увидела, но я ничего не стал объяснять.
Через пару дней, мне надо было, опять к этой врачихе идти, за результатами анализов. Она меня встретила, так, как будто в первый раз видит, дала бумагу, и когда я немного задержался, спросила.
-Вам еще что-то?
-Нет, ничего. ответил я.
После, я иногда подсматривал, как она с работы уезжает, видел её мужа, здорового мужика с противной ментовской рожей, но больше к ней не подходил.

>Главная

Online:30