Эротическая сказка /Древняя Греция. ЧАСТЬ ВТОРАЯ
После того как Юлия убежала в слезах в неизвестном царевичу направлению, он улёгся голым на шёлковистую пастель и начал медленно, но резкими движениями надрачивать свой член, который по сей видимости готов был к ещё несколькими испытаниям плоти. Царевич лежал так что его волосатое «имущество» было прекрасно осматриваемо со всех сторон.
Так к сожалению продолжалось не долго и тут же в комнату вбежали его придворные друзья: Агейптос (что в переводе с греческого обозначает Любовь) и Матиас (подарок Бога). Это были такие же подростки, как и Юлиан. Причём каждый был лучше и красивее другого.
Агейптос — был сыном придворного советника при царе (отце Юлиана). Он имел короткие светлые кудрявые волосы, кучерявый нос и немножко веснушек. Как и все он ходил в хитоне, но только чёрного цвета, что конечно не нравилось царевичу, так как белый подчёркивал бы его прекрасное телосложение и выделял бы его мускулистые ноги, равномерно покрытые волосами, также с лодыжек и до паховой зоны.
Матиас был сыном любовницы царя, которая занимала место среди фавориток матери царевича. Матиас отличался среди всех более высоким ростом (180) и тем, что у него постоянно торчало его хозяйство из-за укороченного хитона. Матиас имел чёрные короткие волосы, карие глаза и отличительное превосходство в форме. Он постоянно старался задеть кого-нибудь своими руками, особенно в тех частях тела, где этого нельзя было делать. Любимцем у него в этом был естественно царевич, которому походу и самому нравилось что его трогают например около члена или около пятой точки, случайно прикасаются к его ноге своей ногой, произведя наиприятнейшее наслаждение от соединения и трения одной мягкой ногой от жёстких волосиков к другой.
Царевич сразу же расположился в положение сидя, Матиас скинул с себя сандалии и запрыгнул на кровать, встав на колени позади царевича и начав делать массаж около плеч. А Агейптос встал прямо перед голым царевичем и причём расположение его члена было прямо перед лицом Юлиана.
- Ну и как ваше величество ощущает себя после расслабляющего массажа? — спросил Матиас, продолжая мять спину царевича.
- Отлично!
- Мне кажется или вашему величеству нужно помыться! — произнёс Агейптос, стеснительно уводя глаза с царевича.
Тут в спину царевича, во время того когда он вставал, что-то тыкнуло твёрдое, после чего раздался тихий, но слышный звук наслаждения. Юлиан развернулся своим полу опавшим членом к Матиасу, который ещё стоял на коленях на кровати царевича. Матиас скрючил какую-то удовлетворённую рожу, а царевич и Агейптос опустив свои недоумевающие взгляды на выпиравшую кочку из хитона и увидели как она становится влажной, а из под хитона на постель падают капли семени Матиаса.
- По-моему не только мне надо помыться! — сказал царевич, предложив пойти всем вместе в баню.
Юлиан накинул на свою тело хитон и не одевая сандалий пошёл босым по каменному полу из своей комнаты. Матиас слез с кровати и взяв свои сандалии тоже направился из комнаты, как вдруг его остановил Агейптос:
- И как тебе не стыдно, проронить своё семя на постель царевича?
Матиас отпустил сандалии и резко схватил через хитон член Агейптоса, что-то аж упрямо вскрикнул. Матиас, сделав несколько движений вперёд и назад, увидел как на хитоне появилось пятно спермы, а кали семени упали на ноги Агейптоса.
- Мне просто с размерами повезло! — насмешливо ответил Матиас, взяв свои сандалии и трогая свой член, пошёл в след за царевичем. Такому же примеру последовал и Агейптос.
Придя в баню, они расположились близ водоёма на царских местах. В бане не было никого, так как это была особенная баня и вход разрешён только по приглашениям от царской четы. Царевич быстро скинул с себя хитон и стараясь как можно чаще наступать вспотевшими ступнями на холодненькую воду, которая была везде. Матиас и Агейптос тоже поспешили примеру Юлиана: они скинули свои хитоны запачканные спермой и ей же провонявшие. У обоих юношей, также как и у Юлиана, на лобке, мошонке, близ живота, а у Матиаса и на груди, были чёрные кудрявые волосы, причём а Агейптоса их было больше. Это были три сексуальных красивых парня, о которых бы мечтала каждая девушка — но судьба видимо распорядилась по другому. Их члены были ещё в полу готовом состояние, и как уже ранее свидетельствовала книга, у Матиаса член был больше, нежели у Агейптоса (у него он ещё кстати был и обрезан). Матиас пренебрёг всем ласковыми наслаждениями и сразу же запрыгнул в воду и поплыл, плескаясь во всех стороны, на другой берег бассейна. Царевич же со всем традиционным наслаждением зашёл в воду и тоже поплыл на другой берег бассейна, тоже самое сделал и Агейптос.
Первым естественно приплыл Матиас, ведь он устроил перегонки с Агейптосом. Агейптос приплыл вторым, ну а царевич естественно последним, но он не спешим вылазить из воды, временами, незаметно или даже скрытно, подрачия свой член, которй был в полу готовом состояние. Агейптос и Матиас вылезли из воды, которая теперь стекала по их мокрому, блестящему, мускулистому телу. Стекалась именно в паховую зону, где застревала в чёрных джунглях и делала эту картину ещё более прекраснее, нежели её сейчас можно представить.
Матиас повернулся к бассейну своей детской попкой, взял с лежака полотенце и стал вытирать своё тело, а царевич, выгнув себя, смотрел на двух сексуальных ребят, которые трясли своими причендалами во все возможные стороны.
- А что это ваше величество не вылезает из воды? — с насмешкой спросил Матиас.
- А что уже помыться нельзя! — с долей недовольство, ответил Юлиан.
- Ну давай те мы вам поможем мыться?! — предложил Агейптос, с некой улыбкой смотря на царевича, отвернувшегося спиной от друзей.
- Юлиан вылезай! Мы уже всё увидели! — с такой же насмешкой сказал Матиас.
Царевич развернулся и, встав в воде на ноги, начал подниматься по ступенькам из бассейна. Когда минула его верхняя часть и началась нижняя, то его юным друзьям открылась картина готового к боевой готовности члена Юлиана. Это была снова прекрасная картина: мокрый, сексуальный юноша, тряс своим органом, по которому через чёрные дебри стекала в водица к его волосатым яичкам.
- Вы бы, ваше величество, вытерлись! — сказал, удивлённо смотря на член Юлиана, Матиас, у которого у самого член начал подниматься от такой картины.
Царевич взял полотенце, и как ни в чём не бывало, стал вытирать сразу своё хозяйство, от чего там открылась розовая головка. Царевич стал как-то смущаться от удивлённых взглядов своих друзей, у которых теперь тоже начал вставать член. Он конечно и раньше показывал своё боевое оружие, он даже разрешал трогать его и надрачивать, но почему именно сейчас он засмущался, хотя раньше эта была обычная процедура в бане.
- Может быть ваше величество желает ещё раз расслабиться? — спросил Матиас.
- Позвать Юлию? — предложил Агейптос.
- Боюсь она не придёт! Да и скорее всего она скоро будет носить мой плод! — как-то обиженно смущаясь, ответил Юлиан.
- Тогда предоставьте нам сделать вашему величеству удовольствие! — сказал Матиас подойдя к Юлиану и схватив его за член, после чего начал своим кулачком вводить взад и вперёд по тонкому столбцу, от головки и до корней.
Дыхание Юлиана началось учащаться. Он закрыл глаза и стал наверное представлять, что это Юлия сидит на корточках и обильно сосёт его оружие траха.
- А….х, Юлия… продолжай! — произнёс он, наслаждаясь каждым грубым движением Матиаса.
- Отойди неуч! — сказал Агейптос, оттолкнув Матиаса и сев на корточки.
Агейптос понял, что одной мастурбацией здесь не можешь. Поэтому он отодвинул задвинутую на головку крайнюю плоть, и поглотил своим губами член Юлиана. Матиас тем временем расположилась между ног царевича. Проведя от руками по его попке, он спускался всё ниже и ниже, от бедёр до голень. Он и по ним провёл руками, взъерошив мокрые волосы. После этого он просунул свою голову между ног и вцепился губами в яйца своего царевича, от чего тот вскрикнул. Юлиан до сих пор боялся открыть глаза, ведь он наверное и помыслить не мог, что два его лучших друга будут сосать ему за место верной прислужницы Юлианы.
Прошло где-то уже порядком минут пять, а эта троица продолжала своё дело. Юлиану и Агейптосу по сей видимости нравилось это занятие, первый даже до сих пор не кончил, и даже не открыл глаза, продолжая стонать от наслаждения. А вот Матиасу надоело это и он отсосался от яиц своего повелителя и встал на ноги. Он повернулся своими пречендалами к царевичу и его член, буквально на глазах, принял боевую готовность. Слегка подрочив на аппетитную попку Юлиана, на которой росли маленькие и ели заметные волосики, Матиас подошёл и решил незаметно приставить свой 18 сантиметровый орган в единственный вход парня.
Перед этим он специально, что бы смазать дырочку своего царевича, плюнул на ладошку и засунул руку между бёдер, оставив свою слюну на проходе Юлиана. Скорее всего Юлиан не заметил и не почувствовал этого, так как был занят другим делом, а точнее телом — Агейптос всё ещё настырно сосал член своего повелителя, временами проводя руками по спине, то волосатым ногам, то и во все открываясь и проводя своим язычком по уздечке Юлиана.
Тем временем, Матиас ещё поддрочил свой член и уже наводил его прямо в дырочку прекрасной попки Юлиана. Но как только головка прикоснулась к булкам царевича, он сразу широко раскрыл глаза и, отсоединив от себя Агейптоса, а точнее его ротик, быстро отошёл от Матиаса, который испугался и застыдился, но продолжил держать и дрочить член.
- Ты что…. Хотел унизить своего царевича? — грозно разозлился Юлиан, направив свои страшные очи на член Матиаса. — За это ты будешь наказан! Лично мной! — не услышав ответа, произнёс Юлиан. — Лёг немедленно на царское ложе!
Матиас медленно и, стыдясь своего поступка, прошёл босыми сексуальным ножками по плитке, на которой ещё была водица, и забравшись на царское место (выступ), лёг пенисом вниз. Юлиан подошёл к Матиасу и произнёс:
- За то, что ты хотел использовать своего повелителя в личных целях, ты будешь использован мной Матиас! А ты, Агейптос, за свои заслуги перед царевичем, будешь награждён! Пусть же этот непослушный предоставит тебе удовольствие.
После этого Юлиан вскарабкался на царское ложе, и оперившись своими ногами, так что волосы и кожа Матиаса тёрлись об волосы и кожу Юлиана, направил свой всё ещё готовый к бою член прямо в попку друга. А Агейптос тем временем подошёл к царскому ложу, к голове Матиаса, и слегка вздрочнув свой 14 сантиметровый член, резким толком засунул в рот друга. Таким образом Матиас был наказан: царевич потихоньку начал вводить свой орган в дырочку, а Агейптос уже во всю искушался над ротиком.
Вскоре царевич, поставив свои упругие руки на сильные плечи Матиаса, начал наращивать темп и уже через минут пять во всю долбил попку своего друга. К несчастью царевича хватила не надолго и он бурно кончил прямо когда полностью вошёл. Он замер и видимо дождался когда вся сперма вытечет из импульсирующего члена. Агейптоса тоже он надолго не хватило. Буквально через минуту он вскрикнул и тоже замер с членом во рту Матиаса. Последнему пришлось глотать и впитывать в свою дырочку всю семенную жидкость своих друзей.
Буквально через минуту они уже все трое сидели на царском ложе, черпали из рядом стоящей бочки воды и поливали свои прекрасные и вспотевшие формы тела, другой рукой гладя волосатые паховые зоны, вставляя в свои дырочки пальцы, и медленно, но обильно надрачивая свои органы, приводя их в новую боевую готовность. Но тут вошёл мальчик араб, причём такого же возраста как и парни, и прервал идиллию двух геев и одного бисексуала.

>Главная

Online:42