В попку! /Теща. Часть 17. Воскресенье-3.
1.
Утром его разбудила Даша.
— Игорек, выебите меня, — тихо прошептала она, держа его за член.
Игорь устало продрал глаза.
— Вы и сами могли его поднять и натянуться, — совсем еще не проснувшись, проворчал он — иначе бы ответил совсем по другому, так как известно старое правило — всегда надо идти навстречу желаниям женщин — иначе если раз откажешь, то второй раз они уже не попросят.
— Нет, я не хочу двигаться, — очень тихо прошептала Даша, явно боясь разбудить Кристину. — Я хочу лежать неподвижно, словно бревно. Я хочу чтобы меня именно ебали. И как можно энергичнее. Такое вот странное желание. И очень сильное.
— Ну хорошо, — согласился он, окончательно просыпаясь и приподнимаясь, и она тут же широко раздвинула ноги, все еще держа его член в руках и интенсивно поглаживая пальчиками его головку. — Прикиньтесь неподвижным бревном, — добавил он вводя в нее член. — Замрите.
Старательно выебал, впрочем так же стараясь не разбудить Кристину, уткнувшуюся губами в плечо Даши.
Снова лег и девушк тут же легла на его плечо, вжимаясь в него всем своим тонким дрожащим тельцем.
— Как же это хорошо! — удовлетворенно произнесла она, лежа на его плече и поглаживая его животик.
Снова уснули.
Через какое-то время его снова разбудили.
— Игорек, извини, — виновато прошептала Кристина. — Но нам срочно надо поебаться. Потом будет поздно.
И пока Игорь соображал, Кристина быстренько погладила пальчиками головку его вялого члена, потом, нырнув под одеяло, потеребила ее губами, а потом легла на Игоря сверху. Размеренно двигая бедрами она поймала влагалищем его член. Медленно и основательно натянулась.
Блядь! Как однако быстро пролетело время! — в это время с щемящей горечью подумал он, наконец остро осознав, что это их фактически последний секс, и больше они не будут ебаться — никогда-никогда! — А я так толком ничего и не успел! Жалко-то как!
Игорь был пассивен. И пока Кристина, с почему-то влажными глазами (слезы медленно капали на грудь Игоря), еблась на нем, Даша, проснувшись, неторопливо терлась влагалищем о его ногу.
А потом девушки поменялись местами. А потом еще раз. И еще раз. И еще. И пассивный Игорь так и не понял, в кого же и куда он кончил.
А потом девушки легли отдыхать и Кристина, волнуясь, со странной дрожью в голосе прошептала:
— Сейчас отдохнем — и еще раз.
Игорь только отрешенно кивнул, невольно покоряясь своей участи — не той, что случится вскоре, а той, что будет завтра, послезавтра и все прочие эти скучные дни.
Но не успел он как следует отдышаться, как тут же услышал у себя под ухом:
— Даша, нас сейчас начнут ебать. Приготовься, — прошептала Кристина, пересаживаясь на край журнального столика.
И Даша послушно присела рядом с Кристиной, и также послушно раздвинула ноги, впрочем возбуждающе дрожа как осиновый лист. И ее испуганно-решительный взгляд пристально уперся в Игоря, и все тот же вчерашний кроваво-красный отблеск магически заплясал в ее глазах. Впрочем, как и в глазах Кристины. Хотя взгляд Кристины привораживал Игоря гораздо сильнее, чем взгляд околдованной Даши.
Игорю на глаза попалась черная тряпичная повязка и он протянул ее Даше.
— Надень. Как символ покорности мне, — попросил Игорь. — Мне нравится, когда ведьмы — мои рабыни.
И Даша покорно надела повязку, послушно пробормотав: Я — твоя рабыня навсегда. Делай со мной что хочешь.
А потом они занимались сексом и Игорь ну ни как не мог отделаться от ощущения, что занимается сексом с ведьмами. И от этого ему было жутко и одновременно страшно притягательно. Но все же что-то его притягивало во всем этом, а понять что — он никак не мог, как не пытался.
И он еб их попеременно — по десять тычков на каждую. И каждой смотрел в глаза. И каждая в ответ также смотрела ему в глаза, блестя кроваво-красным отблеском колдовских свечей. И эти глаза колдовским гипнозом манили его, и он никак не мог оторваться от них и особенно от их такого завораживающего кроваво-красного отблеска, всем телом стремясь к тому, что будет дальше, и в то же время панически боясь его.
Но, тем не менее он их еб. Каждую. Поочередно. Все глубже и глубже погружаясь в бездонную пучину их колдовских глаз, из которой — как он вдруг к своему ужасу осознал — ему нет возврата. Одно его радовало — осознание того, что вся эта пучина — только для него одного. Как он об этом узнал, Игорь тоже не понял, но тем не менее в этом он нисколько не сомневался. И он знал, и знал что и девушки это еще более остро знали — все это — в последний раз.
Кончив, Игорь, сильно усталый, отвалился первым, старясь отдышаться. Через какое-то время, девушки, устав конвульсивно дергаться на нем, повалились рядом, еще более тяжело дыша.
— А давайте как в камасутре — по каждой позе! — вдруг радостно заявила Даша, вдруг сильно увлекшись собственной идеей. — И обязательно отмечать в дневнике — сколько раз!
— Там нет для троих, — устало ответила Кристина, вдруг сменив нежность и страсть, на какую-то сухость и безразличие..
— Давайте тогда создадим свою камасутру? — тут же подправилась Даша, и Игорь только слабо улыбнулся, прекрасно зная о своем и ее будущем.
— Между прочим, мне действительно стало нравиться, когда берут в руки мою попку, — с некоторой обидой произнесла Даша, так и не дождавшись ответа на свое предложение. — . Я теперь даже жду, ну когда же ее возьмут! Честно-честно!
2.
Потом, когда Кристина и Игорь, отдыхая, тесно прижались друг к другу, а Даша принялась распаковывать свои вещи (Кристина выделила ей места в шкафах и тумбочках), Кристина повернулась к Игорю.
— Дашу надо отправлять, — очень тихо, но довольно твердо произнесла она одними губами. — А нам пора заняться готовкой к встрече.
Кристина повела глазами на многочисленные крючки, вкрученные по квартире, веревки, и на вторую спальню, в которой лежала кукла Надя.
Игорь печально кивнул, соглашаясь.
— И как мы ей это скажем? — еще более тихо спросил он.
— Я сама, — решительно ответила Кристина.
Взгляд ее был тверд и напряжен. Также как в школе, когда пацаны, балуясь, пытались втереть ей туфту с сексуальным содержимым.
Она встала с кровати и медленно приблизилась к девушке, весело распаковывающей свои вещи, и даже при этом что-то тихо напевающей.
— Даша, тут такое дело, — нервно начала Кристина, невольно заламывая руки. — У меня сегодня приезжает моя дочь, и мне надо будет подготовиться к этой встрече…
Кристина замерла.
Даша сначала перестал петь. Потом перестала улыбаться. Потом растерянно выпрямилась. Какое-то время неуверенно улыбаясь, она смотрела на Кристину, ничего еще не понимая. Но постепенно улыбка сползла с ее лица. Девушка сначала покраснела, а потом — побледнела. Потом она, прерывисто дыша, опустила глаза вниз, словно побитая комнатная болонка, которую сначала приручили, а потом — прогнали.
— Я тогда, наверное, отлучусь, — неловко пробормотала она, почему-то побледнев еще сильнее. — А то тебе неудобно будет объяснять мое присутствие.
— Да, так будет лучше, — тут же согласилась Кристина, который было еще больнее, и глаза которой вес еще были влажными.
— Может, мне тогда забрать свои вещи? — напряженно спросила Даша, впрочем, боясь посмотреть на Кристину — просто боясь прочитать в ее взгляде еще более страшный ответ.
— Нет, не стоит, — твердо ответила Кристина, беря себя в руки, но тем не менее блестя влажными глазами. — Я тебе позвоню, как только все образумится.
И Даша ушла. Грустно улыбалась на прощанье какой-то печальной потерянной улыбкой, словно предчувствовала, что больше они уже никогда не встретятся, и что никто ей уже не позвонит — никогда. И глядя в ее потерянное воздушно-мечтательное лицо им обоим стало ужасно стыдно, словно они только что жестоко обманули маленького ребенка.
Игорь собрался было ее ободрить, но замер, понимая, что ничего конкретного сказать он ей не сможет, а пустые слова ей явно были не нужны.
3.
— Может — в постель? — тут же предложил Игорь, прикинув про себя, что самолет прилетает в одиннадцать (заранее посмотрел расписание). Плюс час-полтора на получение багажа. Такси — минут сорок. Итого Ирина появится где-то полвторого.
Но Кристина только отрицательно покачала головой. Лицо ее было бледным, взгляд — холодным и серым. И Игорь просто побоялся настаивать на своем — все-таки в глубине души, на клеточном уровне, он продолжал бояться и в то же время млеть от своей

 Вперед 

Главная

Online:24