Случай /Вернуться в юность
Мне, как опытному военному врачу пришлось повоевать в Афганистане. Но как врачу мне работы почти не было - в основном профилактика, потому что было несколько случаев заболевания болезнью Боткина (желтуха). Но, раз наши заклятые друзья за океаном стали снабжать "духов" оружием, то в один прекрасный день ракета, выпущенная из "Стингера", ударила в борт вертолёта, который нёс нас в дальную часть. Горящий вертолёт стал падать и вдруг меня окутало какое-то странное сияние...
... - Виктор, вставай. Опоздаешь в школу, - звонкий голос моей мамочки. Я буквально подскочил с кровати и понял - это я сейчас, Витя Вольцев, заканчиваю 9 класс.
- Витя. скорей завтракать, а то ты опоздаешь в школу, а я на работу, - какой красивый голос у моей мамочки. Она ведь солистка хора в нашем ДК.
А я смотрел на мою такую молодую, красивую маму и не мог вымолвить ни слова. Я заканчиваю 9 класс, а мамочка сейчас жива-здорова и выглядит на все сто, как говорят. И фигура у неё просто отличная - в своё время занимались гимнастикой.
– Витя, что ты на меня так смотришь? – вдруг смутилась мама.
– Ты знаешь, мама, я так тебя люблю. Как хорошо, что ты у нас есть, - Я, точно совсем неожиданно для неё, обнял мамочку и поцеловал её в горячую щёчку.
– Виктор Петрович, я тебя не узнаю сегодня! – засмеялась она. – Хватит признаваться в любви. Ты наверняка нахватал сегодня двоек и решил подлизаться. И отпусти меня, так крепко обнял, задушишь. Какой ты сильный...
– Нет, мама, двоек я не получал, у меня все нормально. А задержался потому, что провожал Зину до её дома. Ее бабушка вчера угощала меня пирогами, так что я и сейчас не очень голодный. И вон на столе в бумажном пакете три больших пирожка с повидлом - это тебе на работу, попьёшь с чайком и будешь совсем сладкая, - я вновь крепко обнял её и несколько раз поцеловал в шею, в мочку ушка и в щёчку.
- Мамуля, ты такая сладкая и такая вкусная, просто чудо. Я так рад, что у меня такая красивая и такая чудесная мамочка, - я вновь её поцеловал.
А мамочка меня сильно удивила - закинула мне руки на шею и коротко, но так сладко поцеловала в губы, прижавшись своей ещё такой тугой крупной грудью. Мой член сразу встал и упёрся мамочке в живот - я уже выше её, метр восемьдесят. Она это почувствовала и ахнув, разъединила наши объятия и погрозила мне пальчиком. Но поблагодарила - давно никто ей не говорил таких чудесных комплиментов!
У двери я подал ей лёгкий плащик - конец мая был прохладным. Мамочка накинула его на плечи и вдруг, задрав юбку к талии, стала подтягивать свои чулки. Я мысленно ахнул - какая она сексуальная.
- Мамуля, у тебя такие красивые ножки, я просто обалдел. Скоро лето, начнётся пляж, так что пока папка будет добывать нефть на Севере, будешь ходить под охраной.
- Витя, не смущай меня,- она так мило покраснела. Наговорил мне кучу комплиментов, просто смутил меня.
- Мамочка, для такой красавицы, как ты, комплиментов много не бывает, - она вновь поцеловала меня в обе щечки и, к сожалению коротко - в губы. И, почувствовав мой член, вспыхнула и убежала. Чёткое стаккато её каблучков звенело на весь подъезд.
Ну а теперь завтрак и в школу. Во время уроков я изо всех сил старался не отсвечивать, но получалось крайне плохо. Два раза за этот день меня вызывали к доске. Хоть и старался я отвечать, как обычный мальчишка, но моя манера изложения материала, отработанная многими годами учебы и работы, все равно давала о себе знать. Учителя смотрели на меня удивленно и заинтересованно. А учительница физики Галина Петровна, по-видимому, выдала их общее мнение, когда после моего ответа сказала:
– Наш Витя Вольцев у нас как-то неожиданно повзрослел.
И вот прошло несколько дней, в течение которых я успел завоевать репутацию зубрилы и отличника. Уже никто не удивлялся моим ответам, да и меня почти перестали спрашивать на уроках. А в пятницу я был дежурным по уборке нашего класса. И, как обычно, с Галкой Ковриной. Высокая, с обалденной фигурой, она была немного обособленной в классе.
Переодевшись, мы с ней лихо вымыли весь класс. Но у самой двери осталась такая небольшая лужица и мы с Галкой, подскользнувшись, очнулись на полу. Я посмотрел на одноклассницу. Та сидела в такой же позе. Ее халатик вместе с юбкой задрались почти до живота, и я видел стройные красивые ножки танцовщицы нашей шщкольбной группы, обтянутые простыми чулками, кончавшимися в верхней трети бедра, и белые полотняные трусики под поясом с резинками для чулок.
Увидев, куда направлен мой взгляд, эта сексуальная девушка покраснела до корней волос и резко одернула юбку. Но крышу у меня уже снесло. Усевшись рядом с Галкой, я положил руку ей на ногу и начал гладить, поднимаясь все выше. Когда моя ладонь перешла после чулка на горячую шелковистую кожу, одноклассница вздрогнула, а я повел руку выше на трусики и, начав гладить по промежности, стал целовать ее пухлые губы. Она смотрела на меня расширившимися глазами, в которых почти не было видно радужки, и хрипло шептала:
– Витечка, дорогой, не надо… Ну пожалуйста, не надо…
А сама уже обнимала меня обеими руками и страстно отвечала на мои поцелуи. Ее трусики под моей ладонью были совсем мокрые.
У меня в голове сейчас боролись два разума: пожилого человека и озабоченного мальчишки, залитого по уши гормональным взрывом. Все-таки разум, к счастью, победил. Поцеловав девушку раз, я убрал руку и встал, причём с трудом - член стоял колом. Потом подал руки Галке и помог ей подняться. А она закинула руки мне на шею и мы вновь стали целоваться.
- Витя, закрой дверь, - прошептала Галка. Я помогу тебе...
Она села на стул учительницы, посадила меня на край стола и, чуть покраснев, ловко расстегнула пуговицы на ширинке и достала мой одеревеневший от прилива крови член. Тихо ахнув, да чего ахать, всего пятнадцать сантиметров, быстрым движением взяла в самый сладкий в мире плен моего юного "друга". Я оказался в раю или около ворот рая, вскоре бурно кончив в чудесный ротик своей одноклассницы. Ну ничего мы не знаем о :
. своих одноклассницах! Я поблагодарил Галку, а она,встав со стула, сладко меня поцеловала, да с язычком.Обалдеть, так это вкус моей спермы, что ли?
- Витя, это хорошо,что ты мня поцеловал. Если бы не поцеловал, я бы никогда больше тебе не стала "помогать", - она чуть покраснела, но выглядела очень довольной.
По дороге мы говорили обо всём, девушка была очень начитанной. Но... ведь обязательно кто-то хочет испортить тебе настроение! Когда проходили мимо пивного ларька, из-за него внезапно вышли трое парней. В животе похолодело: я узнал в одном из них моего давнего врага и мучителя Федьку Чумаченко по кличке "Чума". Этот Федька с первого класса относился к тем людям, по которым, как любила говорить моя бабушка, "вовсю тюрьма плачет, ему там давно прогулы ставят".
Но я успокоился и мы с Галкой вскоре вышли из ворот школы. Я нёс её портфель, мы чудесно поболтали обо ть моя бабушка, тюрьма плачет. Его единственным занятием было отлупить любого, кого можно отлупить. Ну и конечно - отобрать личные деньги и мелочь у шолод из живота пропал - да перед ним стоял опытный воин и врач нашей боевой части!
– Аня, подержи немного, – отдал девочке оба портфеля, спокойно подошел к Федьке и без замаха с левой руки пробил ему по печени.
Тот согнулся передо мной, и я уже с правой руки ударил его в ухо. Федька без звука упал на тротуар и разлёгся в позе эмбриона.
– Ну что, кто еще хочет получить? – обратился я к оставшимся парням. Один было кинулся ко мне, доставая из кармана финку, но перед ним был военврач - я сильно нажал на сонную артерию. Жестоко, но у того была финка. Я её конечно сразу чётко "конфисковал", даже чуть порезав палец - острая как бритва. Он мог дел натворить минимум на восемь лет. Ну и тот разлёгся рядом с Федькой. А третий меня удивил, он упал на колени и сразу стал умолять и плакать:
- Витя, не убивай меня, это всё Федька, - ага, он увидел нож у меня в руке! Храбрец! Только что гигикал и сообщал, что они сделают со мной и с моей подругой...
Проводив Галку, я медленно шёл обратно, довольный как слон. Светило предвечернее солнце, весело чирикали воробьи, купаясь в грязных лужах, ничего не болело, как еще вчера, никто не стреляет, намечался роман с хорошей девочкой…

 Вперед 

Главная

Online:19