Случай /Воспоминания ветерана-пограничника. часть 2
А весна в этом году кипела зеленью, дурманила запахом трав и ароматом цветов, щебетала и пела разнообразными птахами, согревала ласковым весенним солнышком. Днем бывало жарко, и, пользуясь возможностью, многие даже пытались загорать. А уж лето в этом году было невероятно жаркое и многие лесные озёра и даже болота высохли, так что немецкие танки проходили в наш тыл в самых неожиданных местах. Но сейчас были два последних мирных дня...
Загнал я мотоцикл во двор - дома никого нет, а ключ. как и обычно - под половиком. Простые тут нравы. А тут соседка через забор, мол ваши родственники уехали, вроде в Москву. Понятно - самые хитрые или самые трусливые. Зашли мы в дом и стали собирать на стол - оба мы сильно проголодались. Ирочка... стройная блондинка с осиной талией, в белой блузочке с кружевными манжетами, бежевой юбке-карандаш до колен, лишний раз подчёркивавших её фигуру, на ногах лакированные туфельки на каблуке высотой на грани дозволенного. Личико почти детское, милый вздёрнутый носик и большие, смотрящие на мир словно бы с удивлением зелёные глаза... Ха! - глаза юной ведьмы. Конечно, ночью она меня ловко соблазнила.
Ну и конечно соседка заскочила - женское любопытство! Выпили мы,пообщались, она вдова, мужа призвали в 39, на Халхин-Гол, там он и пропал. Пенсию выдают, аж 40 рублей, за потерю кормильца. Ух и аппетитная какая она! Я демонстративно сходил в летний душ и лёг на веранде - мне ещё рулём крутить! А молодые женщины конечно языками зацепились...
И сквозь сон почувствовал, как ко мне скользнуло горячее нежное тело - Ирочка! какая она сладкая и нежная - я почти сразу кончил в неё, но продолжал свои фрикции и вот она сладко стонет - Ирочка пришла к высшей точке сладости интима! И тут и я влил в неё свой мужской сок - она, почувствовав его, громко взвыла. Мы с ней немножко помиловались, но вот она вновь хочет отдаться мне! Это было чудесно!
Я, как и все мужчины, после такого бурного секса, сразу в полутьме к столу. А тут и Ирочка пришла, нахально села мне на руки и немного стала откровеничать.
Разница у них с мужем всего 17 лет, как она пошутила, но он соблазнил её после полуголодного студенчества всегда полным столом, отличным пайком и чудесными вещами и продуктами, списанными со складов госрезерва. Всё хорошо, но вот секс у них очень редко, да и ребёночка он никак не может ей сделать. А тут соседка ей и выдала, мол дай этому молодому сильному красавчику и всё будет отлично! И Ирочка, закрыв дверь за соседкой, своим умелым ротиком подняла моего, как она пошутила "командира" на новый бой страсти. Уснули мы с ней крепко обнявшись. Но утром коварная студентка вновь пустила в дело свой ротик! Так что мы с Ирочкой, следуя советам соседки рано утром вновь предались страстям. Даже ротик Ирочке пришлось мне зажать, чтобы от её криков не переполошить всё село...
А затем, раз я настаивал, что в воскресенье обязательно начнётся война, то мы с Ирочкой съездили в огромный лес за селом - там один из складов резерва. Ирочка показала какую-то бумагу и нас пропустили. А сам начальник был в восторге от моего мотоцикла и предложил поменяться - я отдаю ему "Цюндап", а он мне неказистую с виду "Эмку", но из капремонта и с новым двигателем. Отлично! У Ирочки были в сумочке кое-какие бумаги и мы по ним получили полный багажник консервов и даже большой кус свежезасоленного сала. Ну и сухие пайки и полную сумку медикаментов!
А я ему аккуратно парочку золотых кругляшей - он ахнул и вручил мне канистру бензина и "сидор", полный банок с мясом краба. Мол никто этих "пауков" не хочет брать. И ещё у него просьба после моих намёков про войну - забрать с собой жену и дочь 18 лет. Вот сам начальник аккуратно купил на окраине Москвы отличный дом, полный припасов - слухи о войне ходили упорные. Ближе к вечеру я заехал за его семьёй, а сам хитрый начальник сделал им отличные важные бумаги - у жены и у дочки на разные фамилии! Они направляются в распоряжение Центра НКГБ. Тогда НКВД разделили, но после начала войны вновь объединили. Но с такими бумагами нас точно никто не тронет! Но в Москве их нужно сжечь!
Я днём поспал пару часов и поэтому предложил моим попутчикам выехать вечером. Я хотел подальше отъехать от столицы Белоруссии - "горячие парни рейхсмаршала Геринга" быстро захватят воздушное пространство. Ночь мы отлично проехали, а вот утром у нас были приключения. Машину я поставил в переулке, женщинам приказал залечь за забором, а сам двинулся вперёд. В большом селе Михалки под Киевом стреляли вовсю. Стрельба слышалась в районе почты и милиции – здания располагались рядом. В сумраке виднелись неясные фигуры, были видны вспышки выстрелов. Я, взяв с собой "ППД", решил открыть огонь на поражение - это точно бандиты, решил банк ограбить.
Прямо на меня выскочил какой-то мордоворот и нарвался на очередь в упор. Мешок я отнёс в багажник - впереди война! Затем подкрался и увидел - нападавших было четверо. Я сразу дал по мелькающим теням длинную очередь и услышал крики и стоны. Никакой пощады негодяям!
Получил я даже бумагу от начальника милиции с благодарностью за уничтожение бандитов. И мы двинулись дальше. Но вот в 8 часов утра остановились позавтракать в небольшом городке, тем более деньги у меня теперь есть. Я не считал это грабежом, наоборот - эти деньги пойдут в оборот. А то захватят их немцы и будут снабжать своих диверсантов. Извращённое моё решение? Я так не считал! Тем более, что я мыслил в свете своих знаний - я был попаданцем в этом мире и в этом теле.
В полдень мы остановились набрать воды в каком-то селе и по громкоговорителю услышали речь Молотова. А чего товарищ Сталин молчит? Всё понятно - война началась! На выезде из села я стал заливать бензин из канистры и тут нас тормознул какой-то напышенный политрук, точно из близлежащей части, мол - кто мы такие, документы, сдать оружие, почему в тыл едем. И раз я не обращаю на него внимание, он взвыл вовсю:
- Ви сдайте оружие! Ви почему не на границе? И лечь на землю, - он и лёг, долив бензин, я закрыл крышку и врезал его канистрой по лбу. Тут и второй кудрявый придурок подлетает, мол он будет жаловаться. Объяснил ему:
- Если человек идиот - это надолго! Оружие мне не ты давал и ни это мурло, что лежит в кювете, так что я его тебе не сдам. А в морду могу дать! Объясняю для тупых - едем в центр подготовки диверсантов, война будет долгой... Не понял, туповат ты! Долгой!
– Ты не понял. С момента нападения фашистов уже прошло девять часов, но нашей армии нет. И, полагаю, не будет. А твоя часть готова? Нет, я уверен!
– Пораженческие настроения?! – вскипел политрук. Завтра немецкие рабочик поднимут восстание и сметут преступную клику Гитлера!
– Ты ослеп, оглох? Прислушайся! Ведь ни пушек, ни пулеметов не слышно. А где наши истребители? Или сталинские соколы не знают о нападении? Где наши грозные танки - ни одного не видно. И ты не партсобрании. Вот завтра подойдут сюда немецкие танки, вот ты им и закатишь свою тупую речь.
Этот придурок стал дёргать руку к кобуре, да Ирочка выставила в окно свой "ТК". Понял, успокоился и, подняв своего контуженного коллегу, отправился в часть. А мы рванули дальше, до заката ещё семь часов.
Ночевали мы в этот раз в лесу, устал я крутить баранку, ГУР - гидроусилитель руля ещё не придумали, а машина наша загружена от души. Зато и поесть было что, мы все вновь сильно проголодались. Хорошо, что нас не сильно тормозили с проверками, бумаги нам сделал муж Валентина Ивановны отличные. Ночью гудели самолёты на высоте, точно немецкие, видно собрались Киев бомбить...
Утром мы двинулись в путь и к вечеру я уже развёз своих спутников по квартирам и домам. Ирочка пока позвала меня переночевать у неё. Я конечно сильно не выспался, но прибыл в Управление пограничных войск с таким довольным лицом, что часовой у входа только с завистью вздохнул.

Главная

Online:21