Минет /Теща. Часть 2. Суббота.
несколько секунд, а потом снова у нее начались рвотные позывы и она принялась пихаться руками, и он ее отпустил, вынимая член из ее рта.
— Вам, я понимаю, не понравилось, — произнес он.
— Нет, — жестко ответила она, вставая и тщательно облизывая свои губы, обильно испачканные слюной и спермой.
Кристина Александровна снова ушла в ванную. Долго там пробыла. Все это время Игорь терзался сомнениями. Ему хотелось провести весь этот день с ней в постели. Но вот как это сделать? Как ее этим увлечь? И он понимал, что это, скорее всего, невозможно.
Вот она вышла из ванной. Ушла к себе. Игорь замялся — может последовать за ней? Но остался на месте. Понимая, что в постель она уже не ляжет, он тоскливо надел шорты и футболку.
Вскоре она вышла одетой.
— Я — в магазин, — сухо произнесла она. — Вам что-нибудь купить?
— Да, — спохватился он, вставая и подходя к ней, — Я предлагаю вообще не использовать презервативы или таблетки. Таблетки — химия — один вред, а с презервативами совсем не те ощущения. Вы со мной согласны?
Она только поморщилась.
— Это все?
— И купите вина, на свое усмотрение, — сказал он. — А то у нас что-то сильно мрачновато — живем ведь один раз!
Она внимательно-внимательно посмотрела на него (и он снова ощутил себя учеником на последней парте), снова пытаясь проникнуть внутрь его души и узнать тайный смысл этого его предложения… Но потом пожала плечами и отвернулась, ничего не ответив.
Прошла в коридор, принялась неторопливо одеваться. Он постоял, не зная, как себя вести, что делать дальше. Ощущал себя неловко и глупо, полным дураком. В эти мгновения случившийся секс не доставлял ему никакого удовольствия — одни только расстройства.
Вот грохнула входная дверь и он остался один. И только тогда он босиком прошелся по квартире, заглянул в ее комнату, посмотрел на кровать, на которой только что был бурный и разнообразный секс, и не смог вернуться к этим воспоминаниями, словно это случилось так давно, в глубоком прошлом. Тогда он прошел на кухню и посмотрел на стол — именно на него она легла, разрешая делать с собой все, что он захочет. Но и эти видения были подернуты сильной дымкой забвения и быстро растаяли.
Игорь загрустил. Что же это выходит, все наши потуги напрасны? Получил удовольствие, и его тут же унесло ветром времени? И ничего не осталось, словно ничего и не было?
Ледяная рука вечности сжала его сердце и ему тут же стало плохо. Для чего все это? — расстроенно подумал Игорь, торопливо открывая холодильник. — Для чего мы получаем удовольствия? — мучил он себя неприятным вопросом, поспешно доставая бутыль с остатками пива. — Неужели, чтобы тут же все это и забыть? — Он быстро открутил крышку с бутылки. — И все на этом? — Еще более поспешно, вдруг затрясшимися руками налил пиво, быстро схватил стакан, ловя себя на том, что вот сейчас, в данную минуту, навсегда теряются какие-то мгновения его жизни.
И Игорь лихорадочно затряс головой, вдруг увидев перед собой черный провал смерти — итог всей его жизни, который рано или поздно наступит.
Он судорожно приложился к стакану, звякнув зубами о стекло. Судорожно, в три глотка, осушил до дна. Устало сел, трясясь. Его дико поразило то, что как-то само-собой связался факт его простой интимной связи со своей тещей и бывшей учительницей и черной бесконечностью вечности.
Да уж, холодея всем телом, подумал Игорь, через пятьдесят лет нас (в это слово он почему-то вложил и Кристину Александровну, но не Ирину), никто и не вспомнит. Как мы занимались сексом, чем мы жили, о чем мечтали, чего хотели, и на что надеялись.
Он вылил в стакан остатки пива и решительно допил. Замер, напрягшись и выгоняя из головы все мрачные мысли.
Да, действительно, подумал он, с трудом беря себя в руки. Жизнь дана только один раз — с этим не поспоришь. И значит надо прожить ее так, чтоб было приятно вспоминать в будущем — и не греть голову о глубоком дальнейшем.
И опять же под этим он подразумевал себя и Кристину Александровну. Он снова потряс головой, разгоняя остатки мрачноватости.
Все очень просто, подумал он. Надо чтобы дни протекали приятно. И для меня, и для нее. И поэтому после ее оргазма не надо ее все-таки мучить! Понятно, что она согласна, но зачем пытаться ломать ее?! Давай уж как-нибудь потихоньку.
Игорь вдруг понял — он старается поскорее забыть командировку Ирины, не брать это в голову, не расстраиваться, и поэтому он полностью сосредоточился на ее маме.
Звякнул замок. Игорь прошел в коридор, встречая Кристину Александровну в дверях. Молча взял у нее пакеты. Отнес их на кухню.
— Игорек, осторожней! — сказала она ему вслед. — В черном пакете — яйца!
Приняв это к сведению, Игорь поставил второй пакет на пол, а из черного, держа его на весу, принялся осторожно доставать содержимое и выкладывать на стол. Потом разгрузил и второй пакет. А потом некоторые продукты сложил в холодильник.
К этому времени Кристина Александровна разделась и вошла на кухню.
— У вас какие планы? — спросил Игорь.
— Обед приготовить, — ответила она, недоуменно пожимая плечами.
— Вам помочь?
— Да нет, сама справлюсь.
4.
Когда обед был готов она позвала Игоря. Ели в суровом молчании.
— Кстати, Ирина мне написала, что долетела нормально, устроилась в гостиннице.
Игорь кивнул, чувствуя, что краснеет — он-то ведь не удосужился даже посмотреть в свой сотовый!
— У меня к вам будет предложение, — произнес Игорь, стараясь быстренько сменить эту тему.
Кристина Александровна настороженно посмотрела на него.
— Давайте бегать по утрам? Бег все-таки поднимает жизненный тонус, добавляет бодрости, оптимизма, подтягивает фигуру. Договорились?
— Я, в принципе, не возражаю, — пожала плечами Кристина Александровна, поигрывая вилкой. — А где будем бегать?
Она внимательно посмотрела на Игоря, словно под этим своим предложением он подразумевал что-то еще, и Игорь, естественно смутился — школьный рефлекс все-таки, чтоб его черти побрали!
— Да в Нарымском сквере, — в свою очередь пожал плечами Игорь, отводя глаза в сторону. — Он ведь рядом.
— Ну хорошо, — легко согласилась Кристина Александровна. — Только вот я не знаю, смогу ли я утром? Вы же видите, как я хожу?!
— Может, за ночь все пройдет? — виновато произнес он.
— Утром будет видно. Во сколько завтра встаем?
— В семь на улице вас устроит? — сказал Игорь.
— Устроит, — кивнула она.
— Сколько вам надо времени на сборы?
Наученный горьким опытом, он прекрасно знал, что женщины просто физически не могут вот так-вот встать, тут же одеться и выйти!
Кристина Александровна пожала плечами.
— Я думаю, полседьмого вполне подойдет, — ответила она, и Игорь подивился такому ответу.
— Договорились, — подытожил он. — Но только просьба — утром не увиливать, не говорить — еще пять минут, или — давайте начнем завтра! Хорошо?
И она откровенно рассмеялась.
Потом она мыла посуда. Он немного подумал, поставил стул рядом с ней, сел, положив руку ей на щиколотку правой ноги.
— Игорь, вы мне мешаете! — тут же возмутилась Кристина Александровна, дергая ногой.
— Да я потихоньку! — взмолился он, не убирая своей руки. — Совсем чуть-чуть! Можно?
Она сверху вниз посмотрела на Игоря, на его умоляющие глаза.
— Ну хорошо, — пошла она на уступки. — Но только — чуть-чуть!
— Конечно! — с готовностью ответил он.
Кристина Александровна продолжила мыть посуду, а Игорь немного погладил ее щиколотку с внутренней стороны ноги, потом поднял руку повыше, испытывая от этого движения очень уж приятное возбуждение, остановился возле коленки, и здесь он какое-то время поглаживал совсем немного вверх и вниз — туда-сюда, а затем, помедлив, принялся медленно поднимать руку вверх. И когда до ее трусиков осталось совсем уж немного, она сжала свои ноги.
— Игорь, — в легком возмущении произнесла Кристина Александровна. — Вы же обещали!
— Но это же и есть чуть-чуть?! — так же искренне воскликнул он. — И к тому же мне очень приятно трогать ваше тело! Впрочем, я это уже вам говорил.
Она промолчала, тем не менее ослабив ноги, и даже чуть-чуть разведя их. А он отогнул край ее трусиков, открыв влагалище. Пальчиками погладил ей влажные половые губки.
— Игорь, — только и сказала она.
— Я чуть-чуть, — ответил он, продолжая поглаживать ее губки. Сначала правую, потом — левую. Потом — посередине, медленно погружая палец внутрь.
— Игорь! — снова выдохнула она, не отрываясь от посуды,

 Назад Вперед 

>Главная

Online:22